Фото из альбома «Великая война в образах и картинах». Москва, 1916 г. Издание Д.Я. Маковского

Фото из альбома «Великая война в образах и картинах». Москва, 1916 г. Издание Д.Я. Маковского

Фото из альбома «Великая война в образах и картинах». Москва, 1916 г. Издание Д.Я. Маковского

Фото из альбома «Великая война в образах и картинах». Москва, 1916 г. Издание Д.Я. Маковского

Фото из альбома «Великая война в образах и картинах». Москва, 1916 г. Издание Д.Я. Маковского

Фото из альбома «Великая война в образах и картинах». Москва, 1916 г. Издание Д.Я. Маковского

Сегодня мы весьма мало знаем о Первой мировой. Отчасти потому, что достаточно долго о ней не слишком распространялась официальная история, а больше потому, что вслед за ней были войны Гражданская и Великая Отечественная, как бы заслонившие события начала ХХ века последующими, еще более трагическими. Постепенно наше общество начинает внимательнее вглядываться в это подзабытое прошлое. А дата 100-летия начала Первой мировой представляется хорошим поводом лучше узнать то время. Ведь если войны объявляют цари, президенты и премьеры, то гибнут на полях сражений солдаты и офицеры. Оставим на совести царей и президентов их дела. Но вот вспомнить о солдатах нелишне. И не случайно в декабре 2012 года утверждена поправка в Федеральный закон «О днях воинской славы России» согласно которой 1 августа объявлено Днем памяти российских воинов, погибших в Первой мировой войне 1914—1918 годов. Несколько ранее в городе Пушкине установлена стела – памятник героям Первой мировой войны, а в Москве – памятные знаки «Павшим в мировой войне 1914—1918 годов», «Российским сестрам милосердия», «Российским авиаторам», похороненным на московском городском братском кладбище. Ставропольская губерния наравне с другими приняла участие в той войне, отправляя на фронт своих сынов и дочерей. Кто они были, за что сражались и погибали? Как мы их помним? Об этом мы решили поговорить со старейшиной музейного дела Ставрополья, известным знатоком и хранителем истории, заслуженным работником культуры России Вениамином Госданкером. И надеемся, что эта беседа станет началом большого общественного разговора на заданную тему.

Наталья Быкова: – Отдавая должное маститым ученым, историографам, публицистам с их глубокими, но нередко противоречивыми оценками Первой мировой войны, приходится все же констатировать явно недостаточную осведомленность общества об этом периоде. Между тем прямым следствием войны стали революционные события в России, изменение государственной системы власти, серьезная перекройка границ целого ряда стран и т. д. Так что углубленное узнавание этой эпохи — с извлечением уроков — представляется полезным, даже необходимым.

Вениамин Вениаминович, вы много лет отдали музейному делу, в былые годы встречались с еще здравствовавшими тогда солдатами, офицерами «германской» войны. Многие из них отличились в боях, удостоены воинских наград и почестей. А наш народ, несмотря на все поветрия истории, тяжелые испытания и несбывшиеся надежды, всегда бережно относился к российской воинской доблести.

Вениамин Госданкер: – Вы правы. Одно дело глубокие научные исследования, художественные и литературные полотна, поэтические образы боя или туман газетной лжи, свирепости и глупости о войне, другое – правда из первых уст, детали солдатского быта русской армии, образ офицера на полях сражений в Галиции под Сарыкамышем, на Кавказском участке фронта или в составе Русского экспедиционного корпуса во Франции…

В Ставропольском музее-заповеднике им. Г. Прозрителева и Г. Праве сохранился дневник командира 10-й роты 3-го батальона 83-го Самурского полка капитана Рекалова. Того самого полка, что ушел из Ставрополя на германский фронт. В этих скупых строках русским офицером – трудягой войны запечатлены день за днем будни передовой, без прикрас, без оглядки. Увы, мы очень немного знаем о судьбе этого человека. Разве только, что был он георгиевским кавалером и любимцем солдат. Всего лишь дневниковые записи, а в них по-своему пронзительно отражен чистый образ мыслей, самоотверженность, красота души. Вот одно лишь мгновение кровавой панорамы Первой мировой:

«…Тогда прапорщик Семенов поднял солдат, и ударили они в штыки по колонне противника… Стремительная боевая удаль, ужасающая работа штыками и прикладами…».

Н. Б.: «Ужасающая работа штыками» — это даже представить страшно... Особенно если не понимаешь, ради чего. Конечно, всегда были войны праведные и неправедные, а мужчины надевали шинели и шли воевать, как им казалось, за правое дело, отдавали свои жизни, свое здоровье. Вот что должно оставаться в памяти поколений.

В. Г.: – Военно-историческая тема ни раньше, ни теперь не обойдена вниманием писателей и журналистов. Она широко освещена в мемуарах, документальных и художественных кинофильмах. Меньше повезло солдатским рассказам – неприкрашенной «окопной правде». Тем ценнее крупицы того, что удалось сохранить. В свое время мне повезло часто общаться с нашим прославленным земляком Василием Книгой. Полный георгиевский кавалер, известный советский военачальник в последние годы жизни часто приходил в музей, встречался с однополчанами, которые в горячих спорах отстаивали свою правду о Первой мировой и Гражданской войнах, вспоминали былые походы. Импозантный генерал, невысокого роста, эдакий русский крепыш с великолепными усами и необыкновенно добрыми глазами – так Василий Иванович выглядел внешне, окруженный ореолом заслуженной славы и обожания.

В часы откровения, доверительного негромкого общения, так сказать, за чашкой чая, когда над ним не довлели никакие официальные правила поведения (типа обязательного сидения в различных президиумах) и, увы, не всегда приятная роль «свадебного генерала», этот жизнелюб с расчудесным русско-украинским выговором неторопливо рассказывал о своей боевой молодости. И он, и тысячи других славных ребят, не мудрствуя, честно выполняли воинский долг.

…До сих пор в памяти живые искорки тех рассказов Василия Ивановича. Первого Георгия он получил на турецком фронте под Сарыкамышем. Надо было взять «языка». Пошли на задание с напарником, но в темноте солдат – почти мальчишка – отстал. Пришлось оглушить часового, здоровенного детину-турка, одному чуть ли не на плечах тащить его несколько верст. Доставил. Вот и весь эпизод. «Обыкновенный» героизм...

Все четыре года германского фронта боевая удача не оставляла фельдфебеля Книгу. За первым Георгием последовали еще три, Золотой бельгийский крест, медали. Все – в соответствии со статусом Георгиевского креста. Мне неизвестно, кто еще был удостоен такой чести, но Василий Иванович с чистосердечным крестьянским юмором поведал о том, как был лично принят государем императором Николаем II. Вместе с прославленным донским казаком Кузьмой Крючковым он был вызван с фронта в Могилев, в Ставку, и удостоен монаршего внимания. Представили к руке императора. Сердце замирало — не то что в бою. Был обласкан царской челядью, произведен в прапорщики…

Н. Б.: – Полными георгиевскими кавалерами были широко известные на Ставрополье и колоритные по своей натуре и боевой удали красные командиры Гражданской войны Константин Трунов и Фома Шпак. В их честь названы районы Труновский и Шпаковский. С боевыми наградами – Георгиевскими крестами вернулись в родные края Иосиф Апанасенко, Прокофий Романенко – впоследствии видные военачальники Красной армии и полководцы Великой Отечественной войны… Даже маршал Победы Георгий Жуков был георгиевским кавалером Первой мировой…

Совершенно особое место отвела история нашей героической землячке – сестре милосердия Римме Ивановой. Короткая, но такая яркая жизнь и подвиг «святой русской девы», уникальный факт награждения женщины офицерским Георгиевским крестом давно стали для нас предметом гордости. К счастью, мы располагаем документальными источниками, связанными с именем Риммы михайловны, давшими потомкам возможность знать и трогательно любить эту необыкновенную девушку. И хотя запоздало, но все же в конце концов принято было ставропольскими властями достойное решение об увековечении ее имени в названии улицы в краевом центре. Впрочем, мне думается, вполне можно было бы дать это имя и одной из площадей Ставрополя. Сейчас в стадии обсуждения вопрос о сооружении памятника или памятного знака в честь славной героини. Но были еще десятки, если не сотни, других героев, остающихся до сих пор неизвестными.

В. Г.: – Есть такая редкая книга – «Герои и трофеи Великой войны». Она издана в начале минувшего века комиссией по описанию боевых трофеев русского воинства и старых русских знамен. В пояснительной записке о цели этого издания метко сказано: «Если брошюры будут написаны красивым, легким литературным языком… и будут содержать правдивые рассказы, интересные подвиги, то они вытеснят с книжного рынка разные глупые безграмотные сказки и, кроме того, достигнут важной воспитательной цели». Если пристальнее вглядеться в газетные и журнальные полосы осени 1914 года, то одновременно умиляют и печалят прямолинейно-облегченные, поверхностно-парадные сюжеты и фотоснимки начала Первой мировой войны. Словом, «кричали женщины «ура» и в воздух чепчики бросали»… А далее заставляют о многом задуматься постепенно меняющие настроение иллюстрации в журналах «Нива», «Весь мир», «Искра», местных изданиях. На смену эйфории торжественных, под оркестр, вокзальных проводов и банкетных речей скоро пришло отрезвление. То были, по сути, проводы приговоренных. Краски войны постепенно обесцвечивались.

Сколько варварских итогов Первой мировой сохранила история: немцы, разрушив Рейнский собор, ратушу в Аррасе, средневековый рынок в Ипре, белорусские, галицийские деревни, уверяли, что они не виноваты в вандализме, что это неизбежные издержки. Все воюющие стороны одинаково возмущались плохим обращением с военнопленными. 22 апреля 1915 года немцы впервые применили газы, это казалось в ту пору неслыханной жестокостью. Но... Кому могло прийти тогда в голову, что в следующей войне нацисты будут сжигать в печах Освенцима и Майданека сотни тысяч людей?!.. И можно ли было вообразить, что такое атомная бомба?!

Н. Б.: – Да, сегодня, с высоты XXI века, мы все глубже начинаем понимать прошлое со всеми его вершинами духа и пропастями человеческих деяний. За давностью лет многое поблекло, затуманилось, но не утратило силы исторического урока. Очень хотелось бы данной публикацией начать движение в обществе, поднять волну памяти. Как сегодня, когда время отчасти заслонило от нас ту войну, можно ее вспоминать, что сделать, чтобы в этом процессе участвовала общественность?

В. Г.: – Прежде всего пресса – разная! – должна поднять тему на щит, давая возможность сопоставления взглядов. С этим, уверен, появится интерес к фактологии, к судьбам конкретных людей, участвовавших в той войне, быть может, через их родных и близких. Как музейщик точно знаю, что в семьях еще хранятся уникальные фотографии, в частности, заметно отличилось в той войне казачество. Кроме того, стоит вспомнить материалы из архивов участников Великой Отечественной войны, в которых нашло отражение и их участие в Первой мировой.

Н. Б.: – И все же для большинства, по-моему, та война какая-то… странная. Я до сих пор не понимаю, кто за что воевал. Мне кажется, что солдаты, в ней участвовавшие, тоже этого не понимали. В Великую Отечественную было проще: вот пришел захватчик – его надо прогнать… При том что любая война несет смерть, разрушения, страдания.

В. Г.: – В одном из документов 1917 года вычитал характерный эпизод: выступает представитель Керенского, призывая к войне до победного конца, толпа солдат слушает и аплодирует, затем слово берет большевик, говоря о скорейшем мире, толпа тоже слушает и тоже аплодирует… Наверное, не случайна цифра – более миллиона дезертиров с фронтов Первой мировой. Конечно, наиболее образованная часть населения наверняка была знакома со многими скрытыми аспектами. Но в целом-то превалировала официальная газетная неправда или полуправда, скрывавшая спесь военщины, амбиции правителей… Были напыщенные бравурные статьи, поскольку и в то время выполнялись поставленные идеологические задачи.

Огромную роль сыграло соревнование военных машин, систем вооружений. Первая мировая война открыла многие виды новых вооружений. Появились танки, новые артиллерийские орудия, военная авиация, подводные лодки, система телефонной и радиосвязи. Технический прогресс был несомненный. Но был и искренний патриотизм, звучала фраза «За Родину», была удаль молодецкая. Там, где немцы расчетливо готовили оборонительные сооружения, наши нередко шли напролом, не жалея солдатской крови. Лозунг «Мы за ценой не постоим» вовсе не коммунисты придумали, это традиция, глубоко уходящая корнями в историю. В том числе историю подлинной героики России, ее праведных и неправедных войн. Сегодня, между прочим, талантливые фильмы «Чапаев» и «Тихий Дон» во многом смотрятся почти документально: мы видим страшные рукопашные схватки, штыковые атаки, реально жуткую кутерьму боя, кровавой рубки…

Но вот прошло целое столетие… И настало время посмотреть в прошлое с нынешних позиций. Уверен, тема Первой мировой вызовет интерес свежестью фактов, ранее прижатых последующими периодами. Пусть раскроются семейные архивы, пусть наши земляки-современники увидят, как чей-то дед или прадед был, оказывается, смелым офицером…

Н. Б.: – Вспоминая Великую Отечественную, мы часто говорим, что нет такой семьи, которой бы война не коснулась. Но ведь точно так затронула каждую семью и Первая мировая. Про одного своего прадеда я точно знаю, что он погиб на Первой мировой, потому и бабушка выросла сиротой…

В. Г.: – Сейчас пока еще нас «по привычке» больше впечатляют сравнительные моменты – количество убитых, раненых, объем материальных потерь… А тема заслуживает куда большего внимания. Еще и потому, что очень «вписывается» в задачи патриотического воспитания, раскрывая историю русского оружия, русской доблести. Сколько событий можно вспомнить, от Брусиловского прорыва до боевых операций на Кавказе… При этом, наверное, нужны какие-то программы действий – от власти ли или от общественных организаций, чтобы работа была серьезной, не хаотичной, без новых «перегибов», чтобы официозная пропаганда опять ничего не напортила. Перебарщивать всегда отвратительно. Трескучие фразы, засахаренная «правда» – нельзя этого допустить!

Н. Б.: – Ну пока что нам это явно не грозит, у нас даже дело установки памятника Римме Ивановой практически не сдвинулось с места… А нужен еще и общий хороший памятник всем ставропольцам, павшим на Первой мировой.

Наталья БЫКОВА

По волнам нашей памяти / Газета «Ставропольская правда» / 31 января 2014 г.