Если бы Джо Дассена не было, его надо было бы выдумать. Голубоглазого шатена, высокого, стройного, словно принц из розовых романтических девичьих грез. 5 ноября ему исполнилось бы 75!

Джо Дассен

Джо Дассен

Джо Дассен

Джо Дассен

Джо Дассен

Джо Дассен

В Советском Союзе записи Джозефа Айра Дассена, потомка нью-йоркских эмигрантов, появились в середине 70-х.

Это сейчас биография Дассена в Интернете и везде, где только можно и нельзя, выписана с каллиграфической тщательностью, шаг за шагом: известно, кем были его родители, когда он первый раз женился, когда развелся, все о его и не его детях. А тогда информации о нем никакой, естественно, не было. Зарубежные певцы не из соцлагеря были под негласным запретом. Но все же у Дассена перед остальными популярными певцами того времени был мощный козырь. В конце 1940-х годов, во время маккартистского преследования всех граждан с левыми взглядами, семья с 12-летним Джо была вынуждена покинуть США и поселиться в Париже. Левый в США – считайте, что почти наш, советский!

Предки папы певца, актера еврейского театра, да и само семейство, словно унаследовав от своего племени страсть к перемене мест, побродили по белу свету. Благодаря этому свойству по родству «бродяжьей души» мы вполне можем считать Джо Дассена нашим певцом. Его дед, некий Сэмюэль Дассин, эмигрировал в Штаты из Одессы. Интересно, как его звали в этом удивительном месте, которое дало миру столько гениев и талантов? Какой-нибудь Яшка-музыкант из «Гамбринуса»?

Записи Джо Дассена, преодолев железный занавес, появились у нас в середине 70-х. Но я, к примеру, очень долгое время по наивности думал, что его зовут Джода Сен. «Джода Сен» пел бархатным голосом.

Сказать, что Дассен был у нас популярен – значит не сказать ничего. Языком песен Дассена говорила любовь. Все медленные танцы неизменно заканчивались его длиннющей песней «Люксембургский сад» (Le jardin du Luxembourg), в продолжение которой можно было познакомиться, признаться в любви к девушке своей мечты, а заодно и расстаться с нею. Его парчовый голос очаровывал с первой ноты:

Encore un jour sans amour

Encore un jour de ma vie…

Мало кто (кроме тех, кто учил французский) понимал, о чем, собственно, он, этот загадочный, французский красавец, у которого глаза с поволокой, там поет. Ясно, не о том, что «песня строить и жить помогает». Но амур и не нуждался в переводе.

Джо Дассен, скольких девушек твой бархатистый шепот склонил к любви! Сколько ты судеб поломал, когда она, наутро проснувшись, понимала, что расстояние между лицом с обложки и «парнем из нашего города» как до луны. Но поздно: дети, пеленки, быт… А все начиналось так романтично:

A toi

A la facon que tu as d``etre belle…

А начинал-то Дассен как заурядный, рядовой певец. Считается, что певцом его сделала первая жена, Мариз, которая в качестве сюрприза к 26-летию Джо решила записать его любительские песни на гибкий диск в звукозаписывающей студии CBS. Но ведь сколько их, преданно любящих своих мужей мариз, которые записывают мычание своих любимых на гибкие диски?!

Однако даже после успеха первой своей песни в конце 1966 года – «Excuse Me Lady» это еще не был тот, нами любимый Джо Дассен. Он написал изрядное количество веселых, дурашливых, смешных песенок-однодневок, которые и сейчас можно слушать, лишь снисходя к тому, что их поет сам Дассен. Но завоевал наши сердца он своей лирикой, очень трепетной, искренней и романтичной. Французы вообще в нашей жизни люди не случайные. Бельмондо, Ришар, Дассен – они учили нас мужеству и галантности, в то время как образцом мужества и галантности мог быть только Феликс Дзержинский или Ильич.

Жизнь певца оборвалась 20 августа 1980 года на Таити, он скончался от сердечного приступа. Он ушел в один год с Высоцким и Ленноном...

И все же… Джо Дассен остался с нами навсегда. Таким, каким мы его запомнили: с лучезарной улыбкой, бесконечно нежный и красивый, как мечта.

Сергей РОМАНОВ, «Суперстиль»