© Коллаж Владимира КОВАЛЕНКО

На скамье подсудимых 21 человек, в том числе две женщины. Все они жители села Правокумского Левокумского района. Специализировалась наркобанда на выращивании конопли, изготовлении марихуаны и гашиша и их сбыте.

Иерархия наркодельцов

…Вряд ли законопослушные соседи догадывались, что за стенами нескольких респектабельных домов с. Правокумского скрывается настоящий рассадник смерти: именно сюда по тайным тропам с конопляных плантаций стекались наркотики и отсюда же уходили по городам и весям, принося в тысячи семей страх, горе и безысходность. Никто из ныне находящихся на скамье подсудимых и членов их семей официально не работал, а жили между тем более чем благополучно.

– В преступное сообщество, которое сформировалось на основе родственно-клановых связей, входили в основном выходцы из Дагестана и примкнувшие к ним трое русских, казах и чеченец, – рассказывает заместитель начальника 2-го отдела следственной службы УФСКН России по краю Виктор Сердюков. – Отцом-основателем и руководителем ОПС был, как мы полагаем, некий Магомед-Гаджи Казанбеков (по понятным причинам фамилия «главного героя» изменена. – Ю.Ф.), с виду ничем не примечательный человек: пенсионер да еще и инвалид по психическому заболеванию (так, по крайней мере, гласили его медицинские документы. О том, зачем ему нужна была «справка из психбольницы», расскажем позже – Ю.Ф.).

Тем не менее этот «тихий пожилой мужчина», похоже, знал толк в том, как заставить подчиненных, в том числе и своих домочадцев, слушаться его приказаний беспрекословно. Как рассказал В. Сердюков, страхуясь от провала, Казанбеков вовлек в свой «бизнес» жену, сына, дочь, зятя. При этом выстроил такую жесткую «вертикаль власти», которой позавидует любая госструктура. Созданная им преступная группа состояла из трех функционально и территориально обособленных «структурных подразделений». Каждое из которых занималось строго отведенным ему делом и не совало нос в дела «коллег». Каждым из этих подразделений «командовали» близкие родственники Казанбекова. Непосредственной реализацией «товара» сам Казанбеков никогда не занимался – его делом было общее руководство. Марихуана и гашиш сбывались либо через так называемых «бегунков» – непосредственных распространителей, либо продавались оптовым покупателям. Кстати, и с «бегунками», не входившими в ОПС, проводился жесткий инструктаж, как сбыть наркотик и не попасться. Так что постороннему человеку марихуану производства «Казанбеков и компания» не удалось бы получить ни за какие деньги.

Моря конопляные

– В 2009 году в нашем ведомстве появилась оперативная информация о том, что некая группа лиц завозит и распространяет на территории краевого центра наркотические средства каннабисной группы, – вспоминает В.  Сердюков. – И в ходе оперативной разработки мы вышли на поставщиков – преступное сообщество Казанбекова.

А летом 2010 года наркополицейские посетили с «визитом» Левокумский район и обнаружили, что здешним конопляным плантациям Казанбекова может позавидовать иной колумбийский наркобарон. Свои угодья наркобанда тщательно прятала от посторонних глаз: в середине заброшенных и заросших высокими сорняками и камышом полей тщательно расчищалась деляночка, на которой и высаживалась конопля. Уход за наркосодержащими растениями велся по всем правилам агротехники: прополка, подкормка и т. д., а от ближайших ручьев и арыков к делянке протягивалась система орошения. От посторонних глаз криминальные плантации скрывали не только сорняки и камыши, наркодельцы и сами обходили их «с дозором», используя все правила конспирации. И при приближении любого постороннего человека или незнакомого автомобиля «сторожа» тут же скрывались в густой растительности. А потом старались «пробить»: чья это машина или что за человек и с какой целью оказались в непосредственной близости от их владений.

– Обнаружить конопляные поля было делом непростым, – говорит В. Сердюков. – Пришлось даже задействовать военные вертолеты: только с борта винтокрылой машины нам удалось зафиксировать их местонахождение. А чтобы задокументировать незаконную деятельность преступников, нашему спецназу пришлось два месяца лежать в засаде в этих камышах в маскхалатах: вести фото- и видеофиксацию.

Зачем лидеру справка

Первые задержания начались в сентябре 2010 года. Сначала в руки наркополиции попали «работяги», складировавшие коноплю на кошаре, потом дело дошло и до лидера группировки и его «правой руки» – супруги. Вот тут-то и выяснилось, что посадить за решетку М.-Г. Казанбекова, с удовольствием взявшего на себя всю вину, – дело не простое. Вернее, это было его мнение: под рукой у него была «волшебная справочка», согласно которой ему максимум что «светило» – это принудительное лечение. Однако нашу наркополицию голыми руками, вернее, справкой неизвестного происхождения не возьмешь. Экспертиза в Ставрополе, а затем Москве, в институте имени Сербского, однозначно показала, что инвалидность Казанбекова по психическому заболеванию липовая, что он вменяем и может отвечать перед законом по полной программе.

Сейчас Казанбеков и еще 16 членов группировки находятся под стражей, четверо – под подпиской о невыезде. И судя по всему, судебный процесс будет долгим: уголовное дело правокумских драгдилеров насчитывает 105 томов, у преступников изъято 120 (!) килограммов готовой к продаже марихуаны, а обвиняются они в совершении 42 тяжких и особо тяжких преступлений. О результатах слушаний «СП» обязательно расскажет своим читателям.

Юлия ФИЛЬ,

Здесь вам не Колумбия! / Газета «Ставропольская правда» / 13 сентября 2013 г.