Ирина Медведева

Ирина Медведева

© Фото: «7 дней»

Ирина Медведева с Сергеем Дороговым и Эдуардом Радзюкевичем.

Ирина Медведева с Сергеем Дороговым и Эдуардом Радзюкевичем.

© Фото: «7 дней»

Ирина Медведева на съемках с Эдуардом Радзюкевичем.

Ирина Медведева на съемках с Эдуардом Радзюкевичем.

© Фото: «7 дней»

«То, что мы сейчас поем с Русланом Алехно дуэтом, ничего не изменит в наших отношениях. Говорят, если женщина ставит точку, то она ее ставит…»

«То, что мы сейчас поем с Русланом Алехно дуэтом, ничего не изменит в наших отношениях. Говорят, если женщина ставит точку, то она ее ставит…»

© Фото: «7 дней»

Федор Дорбронравов и Эдуард Радзюкевич.

Федор Дорбронравов и Эдуард Радзюкевич.

© Фото: «7 дней»

– Ирина, вы снялись уже в семи сезонах скетч-шоу «6 кадров». Этот проект принес вам востребованность, популярность. Но, думаю, он забрал у вас много сил…

— Еще бы! Ведь «6 кадров» мы обычно снимаем ночью, а днем у каждого из нас другие проекты, которые расписаны на полгода вперед. С таким графиком тяжело всем, ведь нельзя ничего отменить. Никого не волнует, болеешь ты или твои близкие, произошло ли несчастье в твоей семье, — ты все равно должен выйти и отыграть.

Помню, заболела дочка Гали Даниловой. А у нас ночные съемки, и Гале пришлось оставить восьмилетнего ребенка дома одного. Так Ульяна сама себе ставила градусник, а Галя звонила ночью в перерыве между съемками и говорила: «Доченька, вставай, пей такую таблеточку и такую». Съемки обычно заканчиваются в шесть-семь утра. Мы спрашиваем режиссера: «До пробок успеем прорваться?» Нам это самое главное — успеть прорваться. Мы едем домой, пару часов спим, и в одиннадцать уже новая репетиция.

Вообще, «6 кадров» — это настоящая актерская школа жизни. Мы за семь часов выполняем работу, на которую положено все двенадцать! У нас наработанный график, не предусматривающий второго дубля, — нужно сразу все сделать правильно. Репетиция, съемка — и все! Мы делаем второй дубль только по причине технических неполадок или если кто-нибудь «плавает» в тексте. Привыкнув к такому графику, я и в кино за семь дней снялась.

Признаюсь, что свободного времени у меня не так много. Помимо скетч-шоу я снимаюсь в кино, гастролирую с антрепризными спектаклями, а их у меня шесть. Сплю в основном в поездах, самолетах, гостиницах. И отдать на сон полноценные восемь часов для меня невиданная роскошь. Иногда мне нужно всего два часа сна, чтобы быть в норме.

— Но ведь такой режим невозможно выдержать!

— Возможно! Я слишком хорошо помню время, когда у меня не было работы, на кастинги меня не приглашали. Тогда впервые в жизни я опустила руки, погрузилась в депрессию. Могла целыми днями лежать на диване и плакать, жалеть себя. А ведь мне надо было оплачивать съемную квартиру, как-то себя содержать.

Устроилась в одну газету секретарем. Помню, в первый рабочий день я от руки расчертила календарик и перед уходом домой зачеркивала по квадратику: еще один день отработала, зарплата все ближе... А через две недели меня уволили, потому что я сбежала на пробы «Бумера». Еще я поработала в игорном клубе, вела в казино розыгрыши лотереи. Надо было выходить на сцену, объявлять, что у нас сегодня лотерея. Потом доставать шары с цифрами из лототрона. Два раза провела эти розыгрыши, а потом опять убежала на какие-то пробы, и меня снова уволили.

Я упорно продолжала ходить на кастинги, верила, что, если долго бить в одну точку, из этого что-нибудь обязательно получится. И после череды кастингов оказалась на реалити-шоу канала РЕН ТВ «Факультет юмора», где нас учили делать юмористические номера. А вскоре начала сниматься в скетч-шоу «Дорогая передача», которое спустя год вместе с продюсером Вячеславом Муруговым переехало на СТС и стало называться «6 кадров». И дальше началась очень активная жизнь. С «6 кадрами» мы гастролировали, к тому же меня стали приглашать в антрепризные спектакли, в кино — бешеный ритм, который порядком подкосил мое здоровье…

Как бы мало я ни спала, каждый раз я нахожу способ заставить себя встать — к примеру, чашку кофе выпиваю. Я кофе не люблю, просто после него хотя бы глаза открываются. Но я никогда не произношу слова «устала» — заменяю любыми синонимами вроде «я немножко переутомилась». Потому что, как только ты произнесешь: «Я устала», — это сообщение полетит в космос, и у тебя заберут все, что у тебя есть. Были моменты, когда я стояла за кулисами и не хотела выходить на сцену, потому что у меня просто не было сил. Для таких ситуаций существует второе правило. Я говорю себе: «Ты недоспала, недоела, все в организме против тебя, но это твоя любимая работа, пойди сейчас выполни ее и получи удовольствие». Вот это мой самый главный девиз — получи удовольствие!

— Происшествие с вашим коллегой по скетч-шоу Эдуардом Радзюкевичем не прозвучало для вас сигналом, что нужен хотя бы минимальный отдых? (В марте Эдуард угодил в больницу с симптомами инсульта. — Прим. ред.)

— Да, для Эдика колокольчик прозвенел. Накануне у нас был предпоследний съемочный день в сезоне. Видно было, что Эдуард безумно устал, он плохо «держал» текст, жаловался на головную боль. Он ведь буквально сутками работал, совсем без отдыха и сна. Эдик как раз недавно отснял как режиссер «Все включено – 2» и приступил к озвучиванию картины… Когда на следующий день мне позвонили журналисты и сказали: «Как вы прокомментируете, что Эдуард Радзюкевич лежит в больнице с инсультом в тяжелом состоянии?», я очень испугалась, не могла даже ничего ответить.

Сейчас Эдик сделал небольшую паузу, уехал с семьей на море. Но думаю, что когда вернется, работать будет в том же ритме. Конечно, можно остановиться, отменить все, но ты сам без этого уже не сможешь. Мы не карьеристы, мы трудоголики, мы в этом ритме живем и соскочить с него не можем. Федор Добронравов вообще, мне кажется, никогда не спит. У него сумасшедшая занятость. Ведь он не только снимается в «6 кадрах», у него много разных проектов, а еще на нем держится весь репертуар Театра сатиры. Особенно тяжело было, когда он снимался в «Сватах» в Киеве, постоянные перелеты Федора сильно утомляли. Два раза в жизни я видела его в неподвижности: он сидел и смотрел в одну точку...

— То есть вы вполне осознанно изнуряете свой организм, и ничто не способно вас ни остановить, ни напугать?

— Когда пару лет назад у меня случилось гиперпереутомление, я лежала пластом и не могла ни есть, ни спать, я тоже об этом задумалась. Еще я сильно испугалась, когда однажды из носа потекла кровь. В другой раз на спектакле я чуть не потеряла сознание и играла с нашатырем: пропитала им ватку и закрепила под ремешок часов. А недавно у меня начались проблемы со связками. Тут уж, поняв, что могу вообще остаться без голоса, я на два месяца отменила все спектакли. Правда, сниматься не перестала. В кино ведь не нужен сильный посыл голоса. Зато я ограничила число репетиций, объяснив: «Ребята, я не могу репетировать, мне надо молчать». Тогда же я решила, что придется навсегда забыть о своей мечте петь на сцене. Я ведь училась в музыкальной школе, в эстрадной студии и всегда мечтала петь. Но только я об этом подумала, как мне поступило предложение записать песню в дуэте с Русланом Алехно, моим бывшим мужем...

— И вас это предложение не смутило?

— Смутило, конечно. И даже не из-за того, что сейчас в моем голосе появилась сексуальная хрипотца. (Улыбается.) Мне показалось, что продюсеры на нас делали особую ставку именно как на бывших супругов. Во всяком случае, нам предложили песню «Сердце из стекла», а там слова: «Рассыпались осколки, а нам не жаль нисколько». Я сначала очень не хотела это петь. Говорила: «Руслан, все будут думать, что эта песня про нас. У нас же все по-другому, все нормально». А он говорит: «Ну это же только песня».

— В том, что вы с Русланом расстались, виноват все тот же ваш бешеный график?

— Я не люблю говорить о своей личной жизни. Но молчание порождает слухи. Поэтому скажу, что причина развода — слишком большая увлеченность работой. Из-за бесконечных гастролей виделись редко, в основном общались по телефону. Даже свадьбу впихнули в график между моими гастролями. У нас была выездная регистрация, большой белый шатер, цыгане, виолончели со скрипками. Но вскоре и Руслан, и я поняли, что мы скорее друзья, чем супруги. Нас держала привычка жить вместе, нам было комфортно... Теперь мы с Русланом партнеры.

— А вы не допускаете мысли, что, раз вы теперь поете дуэтом, ваш роман может снова вспыхнуть? Все-таки поете-то про любовь…

— Говорят, если женщина ставит точку, то она ее ставит. Не хочу об этом даже думать: я вижу перед собой только друга. Наверное, когда у каждого из нас появится семья, нашим любимым людям может не понравиться, что мы поем дуэтом. Тогда сядем за круглый стол и будем разбираться. Но я не лезу в личную жизнь Руслана, и он не лезет в мою. Я только желаю Руслану счастья. Ведь если ты хорошо относишься к человеку, ты должен желать ему счастья! Больше чем уверена, что и он того же желает мне.

Ирина Медведева «6 кадров»: Мы все на скетч-шоу – трудоголики / Газета «Ставропольская правда» / 17 мая 2013 г.