Михаил Кузьмин

Михаил Кузьмин

На вопросы «СП» отвечает председатель комитета Думы СК по природопользованию, экологии, курортно-туристической деятельности Михаил Кузьмин.

– В соответствии с Конституцией Российской Федерации вопросы природопользования и охраны окружающей среды находятся в совместном ведении РФ и ее субъектов, – поясняет в начале беседы Михаил Владимирович. – Исходя из этого на Ставрополье создана вся необходимая законодательная база для регулирования вопросов природопользования и охраны окружающей среды, отнесенных к его компетенции.

По всем названным направлениям правового регулирования приняты краевые законы, в которые по мере необходимости вносятся поправки. На наш взгляд, в настоящее время в целом сложился оптимальный баланс между природоохранным законодательством России и края. Однако по некоторым позициям, особенно в лесных отношениях, хотелось бы иметь большую свободу в законодательном регулировании вопросов, имеющих региональную специфику.

– Налог на недра уходит в федеральную казну, тогда как непосредственно объект недропользования находится в регионе. Не подрывает ли такая система ресурсную базу полезных ископаемых?

– Вы правы только частично. В федеральный бюджет уходит в полном объеме налог на добычу только таких стратегических полезных ископаемых, как нефть и газ. Налоговые отчисления по другим ископаемым (уголь, руды и другие), каковых на Ставрополье пока не обнаружено, делятся в пропорции 40 на 60 между федеральным и региональным бюджетами. А налог на добычу общераспространенных полезных ископаемых (песок, глина, гравий) полностью зачисляется в региональные бюджеты. За счет этого источника краевой бюджет в текущем году должен получить около 17 млн рублей.

– Закон о любительской рыбалке. Михаил Владимирович, не слишком ли много в нем содержится недоговоренностей, и не приведут ли они к тому, что у всякой речки и водоема рыболов будет натыкаться на шлагбаум?

– Спору нет – в сфере рыболовства надо наводить порядок. Однако внесенный Правительством России законопроект о любительском рыболовстве у общественности вызвал неоднозначную реакцию. Несмотря на то что в данном документе зафиксировано право занятия любительским рыболовством на водных объектах общего пользования свободно и бесплатно, существуют серьезные риски, что в случае принятия предлагаемого законопроекта рыбалка на большинстве российских озер и рек станет платной.

По мнению депутатского корпуса краевой Думы, каждый рыболов-любитель должен иметь твердо гарантированное законом право свободно и бесплатно ловить рыбу на природных водоемах общего пользования. Поэтому Дума СК направила отрицательный отзыв на данный законопроект в Думу России.

– Какие законодательные рычаги имеет регион для обеспечения безопасности обращения с отходами производства? Для того чтобы среда оставалась чистой, необходимо производителей этих отходов обязать соблюдать определенные правила безопасности. Кто и как накажет виновных?

– Вся необходимая нормативно-правовая база, регулирующая вопросы сбора, утилизации и обращения отходов производства и потребления, имеется.

Действуют Федеральный закон «Об отходах производства и потребления», Закон Ставропольского края «Об отдельных вопросах регулирования в области обращения с отходами производства и потребления», а также Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. За несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических норм при сборе, накоплении и транспортировке отходов предусмотрены ощутимые штрафы. В частности, для юридических лиц они могут достигать 250 тысяч рублей.

Кроме этого законодательством установлена плата за негативное воздействие на окружающую среду, из которой по 40 процентов поступают в краевой бюджет и бюджеты муниципальных образований. В текущем году за счет этого краевой бюджет получит более 50 миллионов рублей.

– Уже не первый год депутаты говорят о том, что часть водного налога необходимо оставлять в региональной казне с целевым назначением, чтобы сохранить экологическое равновесие на водных объектах. Михаил Владимирович, есть ли надежда добиться желаемого? Возьмем, к примеру, Новотроицкое водохранилище, активно используемое для выработки электроэнергии, из которого, более того, восемь районов края получают питьевую воду... Водоем заиливается, зарастает водорослями из-за нехватки средств для его своевременной очистки...

– Депутаты не ограничиваются только разговорами о необходимости оставлять часть водного налога в краевой казне. В порядке законодательной инициативы в федеральную Думу направлен соответствующий законопроект. Пока нам не удалось убедить федеральных коллег в необходимости перераспределения «водяных денег» между центром и регионами. Но мы продолжаем работу в этом направлении.

Вы правильно подняли вопрос о заиливании Новотроицкого водохранилища. Но проблема значительно шире. Заиливаются также Правоегорлыкский канал, река Калаус. Водосток по этим артериям с момента ввода гидросистемы сократился на одну треть. Воды поступает меньше, а ила и других отложений – больше. В результате дно канала и реки поднимается, что приводит к подтоплению больших площадей, в том числе и в селе Воздвиженском Апанасенковского района. Причем эти процессы развиваются. Если все оставить как есть, то, по расчетам специалистов, лет через десять болота и камыши могут возникнуть в районом центре Дивном.

Ясно одно: сама по себе проблема «не рассосется», без значительных капитальных вложений в очистку и обустройство наших рек и каналов не обойтись.

В настоящее время краевое руководство осуществляет проработку возможных вариантов решения данной проблемы.

– Экологическая экспертиза объектов регионального уровня. Какие нормативные акты оговаривают механизмы осуществления такого контроля?

– Основополагающим в этой сфере является Федеральный закон «Об экологической экспертизе», который определяет: объектами государственной экологической экспертизы регионального уровня является широкий перечень нормативно-технической и проектной документации, которая разрабатывается и утверждается органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а также проекты региональных целевых программ, предусматривающих строительство объектов, оказывающих воздействие на окружающую среду. Кроме того, действуют подзаконные акты федерального и краевого уровней, в которых конкретизированы порядок, особенности проведения и финансирования экологической экспертизы.

– Какие природоохранные акты необходимо принять на уровне региона, чтобы экологический контроль на территории края стал эффективнее?

– Совместно с краевым министерством природных ресурсов и охраны окружающей среды мы изучаем вопрос о разработке краевого закона об экологическом мониторинге, под которым понимается комплексная система наблюдения за состоянием окружающей среды, оценки и прогноза изменений состояния окружающей среды под воздействием природных и антропогенных факторов. Он включает в себя систему анализа атмо-сферного воздуха, земель, лесов, водных объектов, объектов животного мира.

Но мало разработать и принять хороший закон. Важно создать эффективную инфраструктуру, обеспечивающую проведение всестороннего экологического мониторинга. В первую очередь, это приобретение и установка сложного оборудования, подготовка кадров и другое. Пока эта задача в полном объеме в крае не решена.

– Какими законопроектами, принятыми Думой по тематике природопользования, вы гордитесь?

– Все принятые Думой законы в области природопользования востребованы с точки зрения их практического применения. Тем не менее мне хотелось бы выделить среди них краевой закон об особо охраняемых природных территориях, принятие которого послужило отправной точкой в организации системной, рассчитанной на перспективу работы по созданию, обустройству таких территорий в наиболее уникальных уголках Ставрополья.

– Как обстоят дела с сохранением природно-лечебной базы на Кавминводах? Михаил Владимирович, в последнее время так много говорим об инфраструктуре, качестве отдыха, развитии индустрии развлечений на Водах, забывая о главном – сохранении бесценного дара природы. Ведь на самом деле точечная застройка санитарных зон, запущенность действующей ранее системы мониторинга за состоянием подземных водных минеральных месторождений вызывают тревогу за будущее курорта.

– Вы затронули животрепещущую тему. Не будет лечебных факторов: минеральной воды, лечебных грязей, чистого воздуха – и наши курорты превратятся в рядовые городские поселения.

К сожалению, эту прописную истину не могут усвоить некоторые управленцы. Отдельные муниципальные руководители региона КМВ считают имеющиеся границы первой и второй охранных зон округа горно-санитарной охраны неким ана-хронизмом, оставшимся от советских времен, который мешает развитию их территорий, снижает его инвестиционную привлекательность.

Однако вряд ли такая позиция имеет перспективу. Благодаря усилиям природоохранной прокуратуры, экологической общественности, средств массовой информации удалось переломить негативную тенденцию «раздачи» охраняемых территорий и городских лесов под строительство коммерческой недвижимости. Свою лепту в дело защиты курортов внесли депутаты краевой Думы и прежде всего депутатская группа «Кавказские Минеральные Воды», которую возглавляет В. Вышинский.

Так что я не драматизировал бы ситуацию. Более того, у нас есть хорошая перспектива дальнейшего развития курортов КМВ, основанная на значительных эксплуатационных запасах минеральных вод, которые в настоящее время используются только на 14 процентов.

Важно по-хозяйски распорядиться этим богатством. И в качестве первоочередной я сформулировал бы задачу создания эффективной системы государственного мониторинга состояния недр, а также принятия незамедлительных мер по ликвидации аварийных скважин.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ

Природа в законе / Газета «Ставропольская правда» / 2 апреля 2013 г.