Василий Книга

Василий Книга

Юрий Мышкин

Юрий Мышкин

Григорий Зусманович

Григорий Зусманович

По страницам газеты «Власть Советов»

Листаешь декабрьскую подшивку губернской газеты девяностолетней давности, и с ее страниц звучит голос волнующей правды – живая хроника событий, фактов, имен…

Ставрополь начинал свой обычный, наполненный суровой напряженностью день. По булыжной мостовой Красной улицы (ныне проспект К. Маркса) заскрипело множество повозок и фаэтонов; призывным гудком напомнили о себе государственная мельница и чугунолитейный завод, залязгали пудовые замки и засовы лабазов и нэпманских лавочек, в учреждениях торопливо застучали пишущие машинки «Ундервуд», пленум Ставропольского горсовета рассматривал вопросы налоговой политики… И над всем этим – бодрая строевая песня шагающих на учебные стрельбы красноармейцев Блиновской дивизии, расквартированной в городе.

В то хмурое декабрьское утро губернский Ставрополь жил трудными заботами. С одной стороны, менялись старые, десятилетиями установленные нормы жизни. Позади осталось пять послереволюционных лет, из которых 1921-й был наиболее трудным. К разрухе тогда прибавились неурожай и голод. Но теперь самый тяжелый перевал был пройден. В обиход вошло непривычное понятие НЭП. Буднично и просто (или не просто?) новая экономическая политика стартовала в социализм.

На первых полосах газеты «Власть Советов» важнейшие радиограммы из Москвы: отъезд советской делегации на Лозаннскую конференцию; отклики на выступление В.И. Ленина в Моссовете, демонстрация безработных в Лондоне. Оптимистичное сообщение из Харькова: «Для окончательной ликвидации голода и его последствий Совнарком отпустил 1 миллион пудов хлеба, что обеспечит детские дома и приюты Украины до нового урожая». Рабочие Петрограда информируют: «Паровозы есть! Отремонтировано и уже имеется 2 тысячи свободных паровозов». Многообещающее объявление: «3-й автоотряд Наркомпрода предлагает учреждениям и организациям Ставрополя грузовые автомобили… Цены за провоз умеренные». А вот культурная премьера: «В Ставрополь приехал ансамбль Московской оперы Зимина… Пойдет «Фауст». И тут же бытовая насущная проза: «Открыта хлебная лавка, в продажу поступили: сода хлебная и каустическая, растительное масло, сахар, мыло, нитки и ламповые стекла… Исключительно для членов Потребительского общества». Но есть кое-что повеселее: «Новости сезона. Таманская, 7, открылся кафе-ресторан. Шашлык и кахетинское алазани. Разнообразное меню… Приготовление блюд безукоризненно чистое». «Вниманию учащихся. Открыт книжный и писчебумажный магазин ГУБОНО. Имеются в продаже учебники, тетради, ручки, перья, чернила… Цены на 20 процентов ниже, чем у частников…».

В начале декабря 1922 года в Ставрополе начал работу губернский съезд Советов. Среди делегатов, избранных на Всероссийский съезд Советов от Ставропольской губернии, были наш земляк комбриг Красной армии Василий Иванович Книга – прославленный герой Первой мировой войны, кавалер полного солдатского Георгиевского банта (четырех крестов и четырех медалей); Юрий Сократович Мышкин – секретарь губернского комитета партии, член Всероссийского Центрального исполнительного комитета, многое сделавший для возрождения хозяйства Ставропольской губернии на основе НЭПа; Иван Абрамович Давыдов из села Песчанокопского – представитель ставропольского крестьянства, член Всероссийского Центрального исполнительного комитета, и Григорий Моисеевич Зусманович – военный комиссар Ставропольской губернии, впоследствии генерал Красной армии. В 1944 году, несмотря на издевательства и пытки в плену у гитлеровцев, генерал Зусманович проявил непреклонность, как и его товарищи по оружию, мученически принявшие смерть, Дмитрий Михайлович Карбышев и Тимофей Яковлевич Новиков.

…В не менее хмуром декабре 1991 года, спустя почти 70 лет, в атмосфере так называемого триумфа независимости, в популистском шуме перестроечных «одобрений», которые давно уже отзвучали, могучее государство с богатым историческим опытом – Советский Союз – перестало существовать.

По мнению маститых политологов, историков, дипломатов и публицистов, это стало крупнейшей геополитической катастрофой уходившего в историю противоречивого двадцатого века. Кажется, сейчас с этим мало кто спорит.

Думается, в канун нового, 2013-го, у нас в этой связи есть еще один повод для раздумий о судьбе нашей страны. Еще один, далеко не единственный сюжет в жестокой драматургии жизни. Да, мы действительно были одной семьей, пережив вместе едва ли не самое страшное – потери Великой Отечественной. И так хорошо знакомые песенные строки, звучавшие «от Москвы до самых до окраин», и в наши дни для многих вовсе не потеряли своего вполне конкретного содержания и ностальгической силы: «Наш адрес не дом и не улица, наш адрес – Советский Союз».

Памятный декабрь 1922-го / Газета «Ставропольская правда» / 28 декабря 2012 г.