Редкий зритель развлекательных программ российского ТВ сегодня не знает, кто такой Александр Пушной. Коротко: молодой человек с частенько взъерошенной шевелюрой, гитарой на груди (в репертуаре преобладают рок- и металл-аранжировки), который умеет оглушительно петь и «зачетно» шутить. Этот привычный образ удачно дополняет его искреннее увлечение тяжелой музыкой, которую «автор и исполнитель» Пушной предпочитает сопровождать изрядной долей юмора.

Александр Пушной

Александр Пушной

Александр Пушной похож на Профессора Эммета Брауна из фильма «Назад в будущее».

Александр Пушной похож на Профессора Эммета Брауна из фильма «Назад в будущее».

Александр Пушной

Александр Пушной

Александр Пушной

Александр Пушной

Свою сольную концертную деятельность он начал в июне 2010 года, а Интернет давно полнится его «отжигами» вроде «В лесу родилась елочка» под «раммовское» «Sonne» или небезызвестной «Парикмахер — никому не нужен…».

– Александр, широкой аудитории вы сегодня известны в первую очередь как ведущий познавательной телепередачи «Галилео». Каково это: быть «Бонифацием всея Руси», как вы себя не раз называли?

– Нужно сразу оговориться: «Галилео» – это не детская передача, хотя действительно ее смотрит множество детей, и для них я выступаю в роли этакого льва Бонифация из известного мультфильма. Я считаю, что вся съемочная группа «Галилео» занимается очень полезным делом – при этом мы ни в коем случае не пытаемся заменить собой учебный процесс, а лишь указываем на то, что вокруг нас очень много неизвестного и интересного. Но Бонифацием я себя называл исключительно иронически: на меня валится совершенно незаслуженная популярность. Ведь на 90-95 процентов успех передачи зависит от интересных сюжетов, а я лишь в некотором роде являюсь ее олицетворением: сумасшедшим профессором или ожившим Гомером Симпсоном, который ради эксперимента сует два пальца в розетку.

«Эксперимент» – это, возможно, как раз то слово, которое подходит и для песен, которые вы записываете в Интернете?

– Да, большинство моих песен — это каверы и эксперименты над музыкой. В том смысле, что вот давайте возьмем попсовую песню, споем ее в другом стиле и сами удивимся, насколько по-другому она воспринимается.

– Тогда, может, даже лучше – «прикол» (не поймите в обидную сторону)?

– Нет-нет, я на это не обижаюсь, потому что это правда. Прикол. Но ведь и фокус — тоже прикол. С другой стороны, фокус — это эксперимент. Я больше на музыку обращаю внимание, потому что у меня никаких призывов нет — не формируются они как-то. Я к тому, что наши рокеры в основном очень сильно заботятся о своей «позиции», забывая при этом о музыке. Но, например, если из песен того же Шевчука выкинуть тексты, то получившиеся композиции мало будут меня интересовать в музыкальном плане… Впрочем, нет: одна песня у меня есть, о том, что реально беспокоило, – она сейчас торчит в Интернете: «Кто вы?.. Я вас не знаю!»…

– Если не ошибаюсь, эти слова — интернет-мем из видео про одного полубездомного деда? А сама песня получилась, кстати, даже «злая»…

– Да, это он — тот самый дед. Просто накопилось все, включая его как некое отношение к сегодняшней жизни, которая меня окружает. Но песня никакая не программная, – вряд ли появится еще двадцать похожих, чтобы составить из них какой-то альбом. Песни ведь обычно так и рождаются: в тебе что-то накапливается-накапливается, а потом формируется в виде чего-то музыкального. А когда садишься за стол с четкой мыслью придумать что-то хорошее, как правило, получается редкостная ерунда – хе-хе именно так! Быть уверенным в том, что результат творчества зависит от количества затраченных усилий, неправильно. Это всегда нечто случайное.

– Из интернет-мемов вроде бы родом еще одна ваша песня – «Это очень хорошо для меня». Тоже «случайная»?

– Да, я однажды в дебрях Интернета наткнулся на ответ какой-то девчонки на довольно сложный вопрос: «Чего вы хотите от жизни?». Она ответила: «Движение вперед и карьерный рост — это очень хорошо для меня». Взрыв мозга! И у меня это мгновенно стало первой строчкой для песни.

– А вот такой вопрос: как, по-вашему, сегодня ни в коем случае нельзя петь?

– Мне кажется, сейчас петь и играть можно настолько по-разному, что только в этом и заключается надежда обнаружить еще одна стоящее направление. Никаких ограничений быть не должно вообще. Я думаю, что многие пытаются просчитать успех, обращая внимание на то, что сегодня популярно: вычленить «target group» (целевую аудиторию), заниматься какой-то математикой. Хотя тот же Стив Джобс говорил: «Не надо смотреть на то, что хочет пользователь, потому что пользователь не знает, чего он хочет».

– А вы, по методу Джобса, на что смотрите, занимаясь музыкой?

– Я просто получаю физиологическое удовольствие от того, что играю в определенном стиле: назовем его хард-рок или просто рок – не важно. Он уже столько раз перерождался: в панк, постпанк, грандж… Может быть, он уже мало кому интересен, но мне от этого ни горячо ни холодно – я просто хочу это играть, и совершенно не уверен, что кому-то еще нужно мое творчество. Но мне он нужно очень.

– А что вам нравится как слушателю?

– Из российских или западных групп? А давайте лучше плей-лист посмотрим. Pantera, Metallica. Three Days Grace, иногда и Nickelblack можно послушать, иногда и Slayer, Rammstein…

– Почему «даже»: вроде бы вас с Rammstein многое связывает?

– Это яркая китчевая и веселая группа, на которую просто очень приятно делать пародии, но я не являюсь большим их поклонником. Правда, Rammstein для меня были предметом зависти долгое время. Например, клип на песню «Keine Lust», где они поют в образе отвратительно жирных мужиков, – это то, чем я всю жизнь хотел заниматься. То есть играть тяжелую музыку и при этом стебаться над всеми и вся. Многие их воспринимают как серьезную группу, поющую о проблемах мироздания, но мне кажется, что они при этом постоянно держат фигу в кармане.

– Получается, и у вас частенько эта «фигура пальцев» припрятана?

– Я считаю, что в нашем мире без фиги в кармане у вас просто может лопнуть голова. Потому что ведь невозможно все это воспринимать всерьез. Вот, например, вы сейчас можете поговорить со мной, а завтра написать, что Пушной ест детей. Затем: я на вас подаю в суд, может быть, даже его выигрываю, и вы мне платите бешеные деньги, но человек, который это прочитал, уже поверил в эту информацию, и, возможно, даже опровержение для него будет еще одним доказательством «каннибальских замашек» Пушного. И мы начинаем теряться, где правда, а где неправда, после чего срабатывает защитная реакция: относиться ко всему как к неправде. Верить только своим родным, друзьям или хотя бы людям, которых ты видишь в лицо, а не тем, кто «лайкает» твои «фоты» в очередной социальной сети. Так что в наших условиях фига в кармане — это спасательный круг.

«Ровесник»

Александр Пушной: Фига в кармане как спасательный круг / Газета «Ставропольская правда» / 7 июня 2012 г.