Анатолий Павленко

Анатолий Павленко

© Фото из архива А. Павленко.

Среди последних, которые он вел, дело об организованной преступной группе. Сейчас оно рассматривается в одном из районных судов. Банда, грабившая ювелирные магазины по всему краю, состояла из четырех человек, и руководил ею 71-летний (!) уголовник. «Старшой» планировал «операции», распределял роли членов «бригады», сбывал похищенное, но сам в пекло не лез, а был лишь «скромным» водителем. Бандиты действовали, как правило, по утрам, когда намеченный ими объект только открывался. Характерной особенностью их «рабочего» внешнего вида являлись медицинские маски, закрывавшие лица, бейсболки и капюшоны на головах.

Как-то в июне прошлого года автомобиль с грабителями остановился возле очередного магазина-жертвы, но так получилось, что именно в этот момент мимо проезжал сотрудник местного частного охранного предприятия. Чоповца удивил увиденный им маскарад, и он на всякий случай записал номер машины. Через час охранник узнал, что было совершено нападение на ювелирную торговую точку, и, как добропорядочный гражданин, передал информацию в правоохранительные органы. Теперь суд определит, правильно ли А. Павленко квалифицировал действия членов группы, обвинив их в совершении особо тяжких преступлений.

А вообще старший следователь по особо важным делам (вот отсюда сленговое «важняк») следственной части по расследованию организованной преступной деятельности ГСУ ГУ МВД России по Ставропольскому краю подполковник юстиции А. Павленко... не работает. Он просто живет своей профессией. Даже в семье ему иногда высказывают за то, что не может переключиться на домашние хлопоты, а продолжает в уме анализировать добытую информацию, сопоставлять факты.

Поразительно, но Анатолий Васильевич в юности даже не собирался становиться следователем или служить в системе МВД. Он мечтал преподавать и в 1993 году окончил факультет начальной военной подготовки Ставропольского педагогического института. Учил студентов на кафедре гимнастики в том же вузе, а потом «пошел в коммерцию». Однако бизнесменом не стал – не его это дело, как оказалось. А когда женился и на свет появился первенец – сын, супруга Людмила предложила навестить ее родителей в Ангарске Иркутской области. Навестили и остались. Анатолий начал искать работу, но «чужака» нигде не хотели брать без протекции. Куда устраиваться? Наудачу отправился в милицию. Там спросили: «Участковым пойдешь?». Согласился.

– И мне так понравилось! – восхищается А. Павленко. – Работа с людьми, постоянное общение, осознание того, что ты кому-то нужен и помогаешь. Да еще и с наставником крупно повезло. Его звали Леонид Юшко, и он столько дал мне хорошего и полезного из своего личного опыта настоящего участкового, который много лет трудился «на земле»!

А затем закрутилось: участковый, старший участковый, дознаватель, полугодовая командировка в Чечню, учеба в Иркутском юридическом институте, работа следователем, начальником отдела дознания...

– Было такое чувство, что у меня все неплохо получается и, если так и дальше пойдет, то по карьерной лестнице высоко заберусь. Но тогда из Сибири никуда не уеду, затянет, – смеясь, вспоминает А. Павленко. – А ностальгия-то уже начала мучить, и не только меня, но и жену. Она хоть родом из Ангарска, но Ставрополье ей было милее.

В 2005 году супружеская чета поехала в отпуск на юг или, точнее, «на разведку». Выяснилось, что в Ставрополе, в краевом милицейском главке, для тогда уже майора милиции есть место дознавателя. Вроде бы все сложилось замечательно, но через полгода он понял, что тут больше бумажной работы, а ему живое общение подавай! Перевелся следователем в Ленинский РОВД. Ну а через несколько месяцев предложили трудиться в Главном следственном управлении ГУВД по СК старшим следователем отдела по расследованию бандитизма и деятельности организованных преступных сообществ. Короче, то самое, что вполне соответствовало характеру Анатолия!

Два первых его дела в этой должности были связаны с Буденновским районом. А. Павленко, дабы изучить все нюансы, целыми неделями пропадал в командировках на Прикумье. Одно из преступлений, когда молодежь подралась в городском парке и доморощенный Тайсон кому-то откусил часть уха, районные следователи никак не могли квалифицировать: то ли это хулиганство, то ли разбойное нападение? Уголовное дело не раз возбуждалось и закрывалось. Ситуация осложнялась еще и тем, что у «кусаки» папа был местным депутатом (а неофициальное давление власти на правоохранительные органы еще никто не отменял!). Собственно, в том числе и из-за этого уголовное дело было передано в «край».

– Как сторона защиты только не изворачивалась, чего только не придумывала, чтобы увести подозреваемого от ответственности! – вспоминает Анатолий Васильевич. – Я проводил следственные действия, допрашивал свидетелей, проверял различные версии, преодолевал всяческие препоны. И так почти год! Но все-таки доказал вину в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего неизгладимое обезображивание лица потерпевшего. Кстати, местные эксперты дали заключение, что ухо не относится к лицу (!), но я, заручившись поддержкой и авторитетным словом московских специалистов, доказал обратное. И хотя виновный получил условное наказание, все-таки должен признаться, что эта работа была потрясающе интересной.

Второе «буденновское» дело касалось частного сельхозпредпринимателя. А. Павленко пришлось ездить по селам и предприятиям, измерять поля зерновых, принадлежавшие собственнику, выяснять у аграриев, какая культура, где, когда и кем сеялась, собирать свидетельства агрономов и трактористов. Но ему это тоже было безумно интересно!

О каком бы аспекте работы я ни интересовался у Анатолия Васильевича, он обо всем говорил с таким увлечением, будто пересказывал крутой детектив. Это и разоблачение преступного сообщества из Красногвардейского района, и «обыкновенные» квартирные кражи. Слушал я его ответы, и во мне еще больше утверждалась уверенность, что он обязательно во всем разберется и найдет виновных.

– Я очень тщательно отношусь к сбору прямых и косвенных доказательств, – делится опытом А. Павленко. – У меня есть одно железное правило: прежде чем представить эти доказательства суду, сам себе должен ответить на вопрос: а действительно ли виновен человек? Вот когда буду уверен на сто процентов, тогда смогу с чистой совестью сказать, что работу свою выполнил.

Игорь ИЛЬИНОВ

Вначале – доказать себе / Газета «Ставропольская правда» / 6 апреля 2012 г.