Как трагифарс, на мой взгляд, можно охарактеризовать набирающую обороты шумиху, поднятую вокруг задержания и ареста сити-менеджера Ставрополя Игоря Бестужего, обвиняемого в попытке получения 50-миллионной взятки. Второго февраля чиновник был задержан и заключен под стражу и с этого дня, похоже, стал главным ньюс-мейкером Ставрополья. Одна из недавних «сенсаций» была озвучена стороной защиты сити-менеджера, утверждающей, что признание Бестужим своей вины, мягко говоря, выдумки следствия.

Игорь Бестужий

Игорь Бестужий

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Впрочем, Следственный комитет РФ всякий раз в своих официальных заявлениях опровергает громкие заявления адвоката. И, похоже, сделать это ему придется еще не единожды. Так, в минувшую среду в краевом суде разыгралось очередное действо под названием «уголовное дело Бестужего». На заседании коллегии по уголовным делам рассматривались две кассационные жалобы, поданные адвокатом сити-менеджера Инной Денисовой: она просила суд признать незаконными постановления о возбуждении уголовного дела и предъявлении обвинения ее подзащитному в связи с процессуальными нарушениями. Сразу оговорюсь, что в удовлетворении обеих жалоб было отказано.

Но самое интересное не это. Во время заседания адвокат и ее клиент (И. Бестужий, который, как известно, содержится в СИЗО Владикавказа, участвовал в процессе по видео-конференц-связи) заявили, что к сити-менеджеру применяются недозволенные методы ведения следствия. В частности, было зачитано заявление чиновника, в котором сказано, что на следующий день после ареста он подвергся пыткам. Мол, его вывели из камеры в коридор в наручниках, надели на голову целлофановый пакет, замотали скотчем. После чего вывели из здания, бросили на пол автомобиля и вывезли за пределы ИВС. Затем якобы доставили в какое-то здание, где почти три часа трое мужчин «выбивали» из него показания: били кулаком по голове, шее, затем завернули в целлофан, угрожали электрическим током и изнасилованием. Кроме того, в документе отмечается, что по такой же схеме от обвиняемого добивались компромата на губернатора. О недозволенных методах следствия в режиме онлайн заявил и сам И. Бестужий: «Пытки на уровне 1937 года НКВД, которые мне пришлось пережить. Признательные показания были написаны под принуждением».

Реакция Следственного комитета была молниеносной. Вот что говорится в официальном заявлении руководителя управления взаимодействия со СМИ СКР России Владимира Маркина: «…Защиту Бестужего осуществляют несколько адвокатов в рамках заключенных им соглашений об оказании юридической помощи, которые участвуют во всех проводимых с обвиняемым следственных действиях и активно используют все предусмотренные законом способы защиты. Никаких жалоб на состояние здоровья или применение к Бестужему физического насилия ни от него, ни от его адвокатов в органы следствия не поступало. Вполне понятны мотивы таких заявлений и выбранная тактика защиты – все это рассчитано на то, чтобы, используя негативную волну в адрес полиции, избежать уголовной ответственности. Но данная тактика вполне может обернуться против самого Бестужего. Вряд ли Бестужий, выступая с такими бредовыми заявлениями в суде, мог знать, что следствием уже зафиксированы сведения, что накануне судебного заседания обвиняемый подробно выяснял у одного из своих сокамерников, какие виды пыток существуют в практике правоохранительных органов. Как видно, он хорошо усвоил полученный материал и воспроизвел его в суде. Его расчет был на то, что СМИ растиражируют его эмоциональные заявления и они вызовут волну сочувствия и поддержки со стороны общественности. Но еще раз повторяю: в заявлениях Бестужего нет ни слова правды. И для того чтобы доказать это, следствие готово провести комплексную судебно-медицинскую экспертизу в любом экспертном учреждении и даже предложить Бестужему проверку его заявлений на детекторе лжи.

…В заключение еще хотелось бы сказать, что наблюдается такая закономерность. Как только к уголовной ответственности привлекается чиновник за коррупционное преступление, то, как правило, им выбирается один из двух наиболее распространенных способов защиты: либо высказывается заявление о политической подоплеке дела, либо сообщается о применении пыток и выбивании показаний. Бестужий воспользовался обоими этими способами в надежде, что какой-то из них сработает. Никакое давление на следствие не повлияет на всестороннее и объективное расследование уголовного дела. И только суд определит степень вины, а также вид и размер заслуженного Бестужим наказания».

Как стало известно, после отказа в удовлетворении кассационных жалоб на краевом уровне защита сити-менеджера намерена обжаловать решение краевой Фемиды в Верховном суде России. 

Ульяна УЛЬЯШИНА