Михаил Ломоносов

Михаил Ломоносов

Еще в начале научной деятельности Ломоносов сформулировал понятие физической химии как основополагающей дисциплины для геологических наук. Он выдвинул свою гипотезу строения кристаллических тел, что обусловило толчок в развитии минералогии и кристаллографии.

В 1741 г. им составлен Каталог камней и окаменелостей Минерального кабинета Кунсткамеры Академии наук. Конечно, сейчас в мире известно куда больше (около 4,5 тысячи) минералов. Однако трудов нашего гения это не умаляет, и не многие знают, что существует даже минерал его имени – «ломоносовит».

Огромное значение для геологической науки имели более поздние труды ученого: «Слово о рождении металлов от сотрясения Земли» (1757 г.) и «О слоях земных» (1763 г.), которые по ясности и яркости заложенных в них идей представляются для XVIII в., по словам В. Вер-

надского, «исключительными». Многие гипотезы и научно-практические выводы его сбылись лишь в XIX-XX вв. В частности, он утверждал, что прирастать России суждено Сибирью, прогнозировал широкие перспективы использования Севморпути и т. д. Совершенно справедливо первый период академических геологических исследований территории России называют ломоносовским.

Многогранность личности Ломоносова до сих пор не раскрыта. В его биографии остаются белые пятна, не освещенные даже в детальных монографиях разных авторов. Прежде всего речь идет о его неустанной борьбе с засильем немцев в тогдашней русской науке, а точнее, в высоких научных и административных креслах.

Тезис Ломоносова как ученого-философа и естествоиспытателя о том, что у человечества две истинные ценности: «Библия» и «природа», в определенной мере говорит о его религиозных взглядах. Первоначальное образование, взгляды на мораль он воспринял на малой родине от известных в то время священников. Возможно, родом из того времени его афористическое высказывание: «Вера и знания – две дочери одного отца».

Но, будучи уже академиком, он критиковал необразованный в массе своей клир, который тормозил культурное развитие русского народа, вмешиваясь и в науку. У него есть переводы французских сатирических басен на эту тему. Безусловно, религия и церковь в его представлении не одно и то же.

Да и в вопросах естественно-исторических ученый склонялся к деизму – религиозно-философскому учению, по которому Бог есть безличная первопричина мира. Советские идеологи, впрочем, считали Ломоносова на все 100 процентов атеистом, полагая, что он «смотрел на Вселенную не с точки зрения того или иного мифа, а с точки зрения современного естествознания, так хорошо ему знакомого» (Г. Плеханов).

Есть мнение академика Л. Мельникова о том, что М. Ломоносов (как и Э. Циолковский) мог быть «медиумом», т. е. умел подключаться к космической информации в моменты озарения, и тогда идеи приходили к нему свыше.

Как тут не вспомнить стихотворную строчку-пророчество: «Я знак бессмертия себе воздвигнул» из оды Ломоносова «Памятник». Имя русского гения носят некоторые города, улицы и площади, учебные заведения (включая главный университет страны), музеи, медали, конкурсы и олимпиады.

А первый памятник Ломоносову был воздвигнут в 1832 г. на малой его родине – в Архангельске.

«Я знак бессмертия себе воздвигнул...» / Газета «Ставропольская правда» / 19 ноября 2011 г.