26 июля  в Думе Ставропольского края состоялось заседание круглого стола, главной темой которого были проблемы ювенальной юстиции.  В каникулярный для парламентариев период комитет по науке, образованию и культуре все же решил уделить внимание этому весьма серьезному вопросу.  

Ребенок

Ребенок

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

В мероприятии под председательством главы совета старейшин при председателе краевой Думы А.  Гоноченко приняли участие депутаты, представители ПСК, силовых ведомств, общественных и некоммерческих организаций. Лейтмотивом многих выступлений стала мысль о том, что общественность Ставрополья против введения ювенальной юстиции, а та не мытьем, так катаньем постепенно насаждается в регионе.

Уполномоченный по правам человека в СК А. Селюков уверен, что сегодня в обществе многие смешивают реально существующую правовую проблему государственного, общественного и родительского влияния на воспитание трудных подростков с проблемой борьбы определенных политических сил за умы молодежи. А ювенальная юстиция – это специальная система административного правосудия для подростков, совершающих правонарушения и «легкие» преступления, и также для родителей, ненадлежаще выполняющих свои обязанности. Однако в том виде, в котором она существовала в России до 1917 года, и та, что действует сегодня в Европе, утверждает А. Селюков, нам не подходит – бюджет страны не осилит. Но есть возможность создать свою модель, и представлять ее будут специализированные органы в государственной власти. Главная задача ювенальной юстиции заключается в том, чтобы уберечь подростков от растлевающего влияния криминальной среды.

– Необходимы специализированные судьи, прокуроры и полицейские, прошедшие соответствующую подготовку не только по знанию процессуальных особенностей в рассмотрении дел несовершеннолетних, но и разбирающиеся в психологии, в отношениях родителей и детей, – убежден А. Селюков.

В том, что на Западе при имеющемся там ювенальном законодательстве государство «ногой открывает дверь в семью» и действует бесцеремонно, а порой и против всякой логики, согласилась уполномоченный при губернаторе СК по правам ребенка С. Адаменко. По ее словам, ныне ювенальную юстицию комментируют многие, даже те, кто не совсем в теме, поэтому она и обросла различными слухами и домыслами.

– Да, законопроект о судебной реформе, предусматривавший создание ювенальных судов, в Госдуме отклонен, – отметила С. Адаменко. – И, как уверены депутаты ГД РФ, сейчас более актуальной для России является проблема укрепления института семьи и восстановления семейных ценностей. Кроме того, 20 лет назад наша страна ратифицировала Конвенцию о правах ребенка, тем самым приняв на себя обязательства привести в соответствие с международными нормами и требованиями внутреннее законодательство, направленное на защиту и поддержку детей и семьи.

Член комитета Думы Ставропольского края по законодательству, государственному строительству и местному самоуправлению А. Сысоев выразил обеспокоенность утратой российским обществом былых традиций духовности и нравственности.

– Невооруженным глазом видно, что и в этой сфере, и во многих других нас пытаются унифицировать с западным сообществом, – сказал А. Сысоев. – Но мы другие! У нас другие ценности.

Ректор СПГИ, член комитета ДСК по науке, образованию и культуре Л. Редько призвала «зрить в корень» и обратила внимание присутствующих на то, что «сегодня главное поле битвы – это наши дети». По убеждению депутата, самые разновекторные силы борются в сфере детства и стараются влиять на подрастающее поколение, для того, чтобы подготовить некий пластический человеческий образец.

На круглом столе прозвучали любопытные факты. Так, межрегиональное общественное движение Юга России «Родительский комитет» выяснило, кто оплачивает продвижение ювенальных технологий в РФ. Это, в числе целого ряда организаций, посольства Канады, США и Франции, Фонд Сороса, Американское агентство по международному развитию, департамент международного развития Великобритании, западные правозащитные организации и прочие.  

Игорь ИЛЬИНОВ

Поле битвы – наши дети / Газета «Ставропольская правда» / 27 июля 2011 г.