Борис Грызлов

Борис Грызлов

© Фото сайта www.gryzlov.ru

Поле битвы

Если пять процентов населения страны потребляют наркотики, это угрожает генофонду нации. В России же, по разным оценкам, регулярно употребляют наркотики от двух с половиной до шести миллионов человек. И от их употребления ежегодно умирают более 100 тысяч россиян. То есть мы уже над пропастью. Тем более что возраст, с которого наркотики начинают пробовать, – 11 лет. При этом смертоносное зелье можно легко изготовить из обычных лекарств, которые вам продадут в любой аптеке. Рецепт же дурмана легко найти в Интернете.

По существу, в стране идет война на выживание. И сегодня нужна железная политическая воля государства и чрезвычайные меры властей по искоренению нелегального оборота и употребления наркотиков. Первоочередные шаги, которые надо законодательно оформить парламенту, – ужесточение санкций за торговлю наркотиками, введение уголовной ответственности за их немедицинское употребление, введение принудительного лечения наркоманов и обязательного тестирования на наркотики (сначала учащихся, а затем и работающих). Естественно, все это должно сопровождаться развертыванием национальной системы медицинской и социальной реабилитации наркозависимых граждан.

Враги народа

Либо мы раздавим наркоманию, либо она уничтожит нас. Значит, тем, кто выступает на ее стороне, не должно быть пощады.

«Баронов» от наркобизнеса надо приравнять к серийным убийцам с соответствующим наказанием в виде пожизненного заключения. Той же мерой надо «отвешивать» и за использование служебного положения в наркоторговле: мы проиграем эту войну, не уравняв в глазах закона наркодельцов и «крышующих» их силовиков и чиновников. У владельца любого развлекательного заведения должно быть понимание: даже один доказанный факт распространения в его клубе, кафе и т. д. наркотиков влечет отзыв лицензии и пожизненное табу на ведение этого вида предпринимательства. Наркобизнес нужно разорять обязательной конфискацией всего имущества торговца смертью, на кого бы оно ни было записано, и, переведя его в деньги, направлять целевой строкой на реабилитацию наркоманов.

О «прелестях» наркотиков каждый у нас может узнать где угодно. Об их опасности – почти нигде и никак. В любой войне вражеская пропаганда равносильна применению оружия. Любая попытка пропаганды наркотиков под любым «соусом» в любом СМИ должна приравниваться к государственной измене и соответственно караться немедленным закрытием такого СМИ и уголовным преследованием его владельцев. И наоборот – всем СМИ, ввиду особого положения, государством должно вменяться в обязанность ведение контрпропаганды наркомании.

Наркомания начинается со школы, здесь и надо начинать борьбу – ввести спецкурс антинаркотического образования подрастающего поколения, включающий в себя посещение нарколечебниц. Шок от увиденного станет для детей лучшей контрпропагандой употребления дурмана.

Принуждение к выбору

Уголовная ответственность за употребление наркотиков – мощная превентивная мера. Всего за два года после ее введения в 1987 году в СССР наркоманов стало в разы меньше.

Наркозависимые – больные люди. Но, потребляя наркотики, они вольно или невольно участвуют в их незаконном обороте, нарушая тем самым права окружающих. Каждый наркоман, по статистике, втягивает в употребление наркотиков до 20 человек. Одно это уже оправдывает его изоляцию. А ведь он еще и уголовно опасен – ежегодно у нас фиксируется до 200 тысяч связанных с наркотиками преступлений: стремясь добыть деньги на дозу, наркоман готов пойти на все, вплоть до убийства.

Так почему мы должны ждать, когда наркоман совершит преступление? Или все-таки стоит изолировать его, пока он не наломал дров? Мне кажется, что так будет гуманнее и для него, и для окружающих. Ведь никто не выступает против, когда пьяному водителю не дают сесть за руль. Тюрьма или принудительное лечение – вот выбор, который государство должно жестко ставить перед наркоманом. Но альтернативу надо обеспечить. А у нас не только с реабилитационными центрами, но даже с тюрьмами не все так просто. Традиционные места заключения, где наркотики являются частью субкультуры, отпадают: ведь наркомана или наркоторговца надо изолировать не только от общества, но и от наркотиков.

Может, стоит подумать о введении других мер наказания? Например, ссылать наркоторговцев на каторгу. Рубить лес, класть рельсы, прокладывать шахты – это совсем не то, что сидеть в персональной камере с телевизором и холодильником, да еще и руководить оттуда своим «бизнесом».

Возвращение

Национальной сети реабилитации наркоманов у нас, по сути, нет, и ее создание потребует колоссальных ресурсов. Но для победы их надо мобилизовать любой ценой. Все доказавшие свою эффективность действующие реабилитационные центры в регионах (как правило, негосударственные) должны получить полноценную господдержку. А для унификации подходов надо разработать национальные стандарты оказания помощи и медико-социальной реабилитации наркоманов.

Еще один резерв профилактики – общественная самоорганизация. Что такое 5 млн наркоманов? Прибавьте к каждому как минимум его родителей – уже 15 миллионов живущих вне нормальной жизни людей. Задача – вывести их из самоизоляции. Такая самоорганизация уже идет, и государству надо поддерживать ассоциации родителей, где учат, как уберечь ребенка от беды.

Тест на совесть

Намерение государства ввести обязательное тестирование школьников на наркотики не вызвало протестов родителей (это при том, какие страсти кипят у нас по любому нововведению в школе). Так что заявления, что это тестирование нарушает права человека, бессовестны. Ведь, следуя этой логике, флюорография и анализ на ВИЧ также нарушают права личности. Я, например, уверен, что сам факт тестирования отпугнет желающих попробовать и остановит успевших попробовать (когда пару лет назад в Тюменскую область завезли тесты, спрос на наркотики там упал в 10 раз). Но, сказав «а», скажем и «б»: тестировать надо не только учащихся, но и учителей.

Кроме учебных заведений антинаркотическое тестирование надо узаконить при приеме на работу. Прежде всего в госорганы, особенно силовые (включая саму ФСКН) и управленческие структуры всех уровней. Вообще, в этом отношении неприкасаемых, включая высших должностных лиц, в России быть не должно.

Юлия ФИЛЬ

Борис Грызлов: Неприкасаемых быть не должно / Газета «Ставропольская правда» / 15 июня 2011 г.