Николай Баштовой.

Николай Баштовой.

© Фото из архива Н. Баштового.

Начальствует Николай Ильич на сборном пункте (куда входят три отделения: формирования и отправки команд, медицинское, а также хозяйственное) с 1995 года. Он проводил в ряды Вооруженных сил больше сотни тысяч новобранцев. Но в последнее время забот, конечно, прибавилось. Например, из-за того что с 2006-го стали парней одевать в военную форму прямо в комиссариате. Раньше-то голова не болела, кому сапоги малы или не достанется бушлат – все ребята были «по гражданке». А в прошлом году и вовсе появилась новая форма, так называемая «юдашкинская», или «цифра», которую мало кто хвалит. Ну не может понять Николай Ильич: зачем на ней погон на груди? Впрочем, как он считает, большим командирам виднее.

«Сынки» в армию идут разные. Баштовой вспомнил, что как-то поинтересовался у одного из призывников, знает ли он Пушкина. Тот сделал удивленные глаза и ответил, что у него, дескать, таких соседей нет. Был и хитрый цыган, утверждавший, что читать, писать и считать не умеет, видимо, надеясь на какое-либо послабление при несении службы. Но когда ему предложили (теоретически) к двум тысячам долларов прибавить еще столько же, то без запинки выдал правильный ответ.

– Сейчас многое по-другому, и интеллектуальный уровень ребят намного выше, – рассказывает Николай Ильич. – Среди них не только немало специалистов (водителей, телеграфистов, радиомехаников), подготовленных в ДОСААФ, но и выпускников вузов. Если б вы знали, как призывники стремятся попасть в спецназ, морскую пехоту, ВДВ или Президентский полк! Зачастую бегают за начальниками команд или, как их прозвали, «покупателями», приезжающими из воинских частей, и просят: «Возьмите меня, я об этом всю жизнь мечтал!». Есть даже такие, кто скрывает свое право на отсрочку, так хотят в Вооруженные силы.

За 16 лет работы на сборном пункте, где зачастую одновременно размещаются до пятисот человек, Баштовой повидал немало. Были и такие призывники, кто пытался провезти с собой наркотики, но этих товарищей быстро выявляли (тем более что с краевым наркоконтролем у военкомата заключен договор о сотрудничестве), и прямо из казармы они отправлялись в милицию. Случалось, что новобранцы, желая попасть в армию, скрывали как свои болезни, так и документы, о них свидетельствующие. В результате чего, скажем, прошлой осенью на сборном пункте имели место пять случаев приступов эпилепсии. Приходилось спасать пацанов и от приступов аппендицита, благо в комиссариате постоянно дежурит «скорая» и на всякий «пожарный» зарезервированы койки в краевой и городских больницах.

В апреле, как известно, начался весенний призыв на воинскую службу. Первые новобранцы прибудут в крайвоенкомат из городов и районов Ставрополья 18-го, а уже 20-го начнется отправка в войска. Так что основная работа у начальника сборного пункта впереди. Впрочем, как и у всех его коллег.

– Буду приезжать сюда перед подъемом личного состава и уезжать после десяти вечера, когда уложу детей спать, – говорит Баштовой. – Хоть сейчас я и гражданское лицо, но обязательно надену военную форму, чтоб понимали хлопцы, куда они попали.

Игорь ИЛЬИНОВ

Словно отец родной / Газета «Ставропольская правда» / 8 апреля 2011 г.