© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Нина Бобрышева, заместитель главы администрации Андроповского муниципального района:

– В законопроекте содержатся риски, на которые хотелось бы обратить внимание. Так, из системы профессионального образования полностью выпадает начальная ступень — то есть, как можно понять, ПТУ перестанут существовать. Начальное профессиональное образование можно будет получить только на первой степени обучения в колледже или техникуме. Но ведь именно ПТУ всегда было местом, где первую профессию и социальную поддержку получали дети из самых незащищенных слоев общества — сироты, ребята из неполных и малообеспеченных семей. Профтехучилища давали им и среднее образование. Вытянут ли материально они (и их семьи) уровень колледжа? Как теперь будет складываться их приход на рынок труда?

Есть вопрос и по дошкольному образованию, о котором в проекте говорится, что оно становится в РФ обязательным. Как мы будем исполнять это положение при нынешнем дефиците мест в детских садах? Принимать туда только пятилеток и давать им предшкольное образование? Но тогда придется отказаться от функции присмотра за детьми в дошкольном учреждении. Переходить на вариативные формы семейного образования? Но многие ли женщины могут сегодня позволить себе больше трех лет сидеть дома с малышами?

Нет ясности и с льготами для сельских учителей. В обсуждаемом документе они вроде бы прописаны, но формулировки довольно расплывчаты. Например, сказано, что педагоги «имеют право» на денежную компенсацию за книжную продукцию – однако право, как известно, еще не есть возможность... И не пора ли уже компенсировать возможность пользоваться Интернетом, чего большинство учителей на селе не могут себе сейчас позволить?..

Александр Дробот, заведующий кафедрой управления образованием Ставропольского краевого института повышения квалификации работников образования:

– Понятно, что всякие перемены требуют денег. Но из текста законопроекта не совсем ясно, как вообще будет финансироваться отрасль. Прописаны, например, достаточно высокие требования к оснащению учебного процесса, но не сказано, откуда школа возьмет на это деньги.

Настораживают меня положение о том, что детские дома перестают быть образовательными учреждениями, и прослеживаемая линия на сокращение коррекционных школ. Есть риск разрушить отлаженную систему обучения и адаптации детей с особенностями развития, но непонятно — что взамен?..

Анатолий Жигайлов, директор Центра для одаренных детей «Поиск» (Ставрополь):

– В законопроекте дополнительное образование присутствует, и это его плюс. Однако центры, подобные нашему, занимающиеся интеллектуальным развитием детей, не вошли, к примеру, в перечень тех учреждений, которые имеют право осуществлять предпрофессиональную подготовку. Кадетские и нахимовские школы этот статус получили, а мы почему-то нет.

Еще одно замечание. Экстерната в прежнем виде я в проекте не нашел. Но и дистанционного обучения как формы получения образования также нет...

Анна Колесникова, педагог (Пятигорск):

– В законопроекте по-прежнему отсутствует упоминание о статусе учителя. А ведь нас обещали приравнять к государственным служащим...

Лариса ПРАЙСМАН

… А статуса все нет / Газета «Ставропольская правда» / 19 января 2011 г.