Фото из книги «Северный Кавказ: Власть. Суд. Право»

Фото из книги «Северный Кавказ: Власть. Суд. Право»

Фото из книги «Северный Кавказ: Власть. Суд. Право»

Фото из книги «Северный Кавказ: Власть. Суд. Право»

Каторжный (ныне перечисленный в разряд ссыльно-поселенцев) Федор Акимович Чурсин. Осужден за вооруженную кражу и покушение на убийство

Каторжный (ныне перечисленный в разряд ссыльно-поселенцев) Федор Акимович Чурсин. Осужден за вооруженную кражу и покушение на убийство

Гребенской казак Федюшкин с женой. Фото из книги «Северный Кавказ: Власть. Суд. Право»

Гребенской казак Федюшкин с женой. Фото из книги «Северный Кавказ: Власть. Суд. Право»

Иллюстрация из книги «Северный Кавказ: Власть. Суд. Право»

Иллюстрация из книги «Северный Кавказ: Власть. Суд. Право»

Издание охватывает большой временной период – с вхождения народов и территорий Кавказа в состав Российской империи и до конца 1920-х годов, когда окончательно утвердились в регионе советская государственность и право. На обширном историко-правовом материале авторы последовательно рассматривают и анализируют изменение системы управления и судебной системы на Кавказе, показывая их трансформацию под влиянием российских управленческих стратегий, которые находили свое выражение в созданных российской властью судебных и административных органах.

Многие факты практически не известны современному читателю. Это прежде всего причины и условия вхождения Кавказа в состав России. Определяющую роль сыграла геополитическая обстановка. Турция и Иран стремились захватить регион и включить его в состав своих империй. Россия в этот период была озабочена защитой южных рубежей, а отношения с народами Кавказа вплоть до середины XVIII века носили по преимуществу торгово-экономический характер. В результате присоединения, процесс которого растянулся на многие годы (вторая половина XVIII – начало XIX века), местные этносы сохранили свою культуру, национальную идентичность и в дальнейшем смогли создать национальную государственность.

Процесс вхождения Кавказа в состав Российской империи авторы связывают и с заключением ряда международных договоров, тексты которых приведены в книге. Вообще следует отметить бережное отношение исследователей к документам: в монографии широко представлены не только тексты международных договоров, но и акты российского и советского государства, непосредственно касающиеся Кавказа. Например, положения о шариатских судах в Горской и Дагестанской республиках, декреты и протоколы Терского областного комиссариата юстиции, положения об управлении горцами Кубанской и Терской областей Северного Кавказа и о создании горских словесных судов, приказы по ведомству Министерства юстиции в Ставропольской губернии и многие другие.

Все изменения, происходившие в судебной системе Кавказа, тесно увязываются А. Корчагиным и Л. Свечниковой с административно-территориальными преобразованиями в регионе. Отмечается, что первые шаги администрации по внедрению в регионе российского права начались со времени возникновения Кавказской укрепленной линии. Военные чиновники на Кавказе, исполнявшие административные функции, одновременно наделялись и судебными полномочиями, разбирали дела местных жителей. В судебной практике того времени учитывались этнические и конфессиональные особенности народов региона. В большинстве случаев основой судопроизводства оставались нормы обычного права, применение которых давало возможность постепенно приблизить народные суды к общеимперскому судопроизводству.

Отдельный раздел монографии посвящен изменениям в судебной системе на Кавказе вследствие проведения в регионе судебной реформы 1864 г., в результате которой были открыты Ставропольский, Екатеринодарский и Владикавказский окружные суды и Тифлисская судебная палата, а также горские словесные суды в Кубанской и Терской областях, которые разрешали судебные конфликты на основании местных обычаев.

Описывая судебную систему в период становления советской власти, авторы обращают внимание на кадровую политику в регионе, которая строилась на широком привлечении к отправлению правосудия лиц коренных национальностей. Законодательство Российской империи предъявляло определенные требования к кандидатам на судебные должности, в частности, это касалось и образовательного ценза. Советское руководство в этом плане руководствовалось только «революционным правосознанием». Суд рассматривал дела на основании «революционной законности».

В 1918 г. на территории Кавказа были открыты так называемые местные суды. С 1920 г. начали функционировать народные суды. С этого времени на территории Северо-Кавказского края были образованы и постоянные судебно-кассационные сессии, одна из которых действовала, например, для Ставропольского округа. В ее состав входили 10 членов – по числу районов округа: Александровский, Благодарненский, Виноделенский, Дивенский, Курсавский, Московский, Медвеженский, Петровский, Ставропольский и Туркменский.

Издание богато иллюстрировано: в нем помещены карты Кавказа, кавказского наместничества, Ставропольской губернии, Северо-Кавказского края; портреты выдающихся государственных деятелей; схемы боевых действий, проводимых в регионе в XVIII-XIX веках; фотографии представителей коренных народов и казаков, ссыльнокаторжных; таблицы подсудности уголовных и гражданских дел и многое другое.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ

Суд на Кавказе / Газета «Ставропольская правда» / 21 января 2011 г.