Роману Демченко  всего 31 год, и почти десять из них он работает в органах внутренних дел. Начинался его путь к профессии с киношной и книжной романтики, но рядом был и пример из жизни – его родной дядя Александр, дослужившийся до звания подполковника, – сейчас он уже на пенсии. Можно и по-другому считать: общий стаж службы семьи Демченко в органах 110 лет. Кстати, у Романа не только жена Римма, но и все ее близкие родственники тоже милицейские сотрудники.  

Роман Демченко

Роман Демченко

© Фото: Надежда БАБЕНКО

Наверное, после юрфака СГУ он мог бы найти более спокойную и денежную работу, но все та же романтика звала в самую гущу событий, чтобы опасность, погони, борьба за справедливость и – торжество закона! Так и оказался в Туркменском районе. Жил на квартире вместе с опытным опером Олегом Слюнько. Того на происшествие ночью вызывают – Роман тоже вскакивает, вот так он и прошел свой второй университет.

Это был год, насыщенный громкими делами: убили работницу автозаправки, в водоеме близ села Овощи обнаружили труп мужчины со вспоротым животом... Кроме того, вчерашний студент набрался опыта в раскрытии преступлений, связанных с кражей скота, – излюбленным занятием местных и окрестных воров. Иной раз за ночь на десятки километров угоняли табун или отару и пути отхода замысловато маскировали.

В Летней Ставке молодой лейтенант встретил и свою судьбу, а когда девушка получила диплом, молодые переехали в Дивное. Сейчас в семье Демченко подрастают двое детей, Римма работает экспертом-криминалистом. Такой тандем идет только на пользу, ведь по дороге домой или за обедом можно обсудить дела, ускорить ту или иную экспертизу.

Свою службу в Дивном Роман Демченко начинал с… прогулок по улицам. Пока дойдет до своего участка, столько интересного узнает и заприметит! По учебникам знал: еще в царской России уголовный сыск при расследовании дела использовал два метода – «язычная молка» (опрос свидетелей и анализ слухов) и поиск «воровской рухляди» (вещественных доказательств). Книги по психологии помогли ему читать язык жестов, обращать внимание на, казалось бы, незначительные детали. Не раз выручали хорошая память и внимательность: иногда отпечаток ботинка на какой-нибудь неблагополучной «хате» помогал раскрыть сразу несколько преступлений. Большую раскрываемость дают отпечатки пальцев, причем в районных отделах нет никаких систем электронного сканирования, глаза – единственный инструмент. А еще в профилактике правонарушений важна гласность: наказание преступника – это наглядный урок для тех, чьи помыслы нечисты.

Наверное, совсем не зря уголовный розыск считается элитой милиции, здесь могут работать только самые преданные профессии люди, готовые забыть об отдыхе и выходных. В самом деле, не скажешь же преступнику: «У меня рабочий день закончился, потом расскажешь». А то, что в народе именуется выходными и праздничными днями, – самое напряженное для милиции время, в том числе и профессиональный праздник. И очень важно, если тебя понимают дома и принимают твой фанатизм как должное.

А вот в обществе, по словам Романа Демченко, порой царит такая инфантильность, что диву даешься. Однажды задержали в селе Вознесеновском конокрадов. Преступники во всем сознались, рассказали и показали, как было дело, однако пострадавших никак найти не могли. Обзвонили все села Приманычья, соседние райотделы информировали, народу понаехало опознавать лошадей не только из края, но и из соседней Калмыкии! Однако никто не признал в них своей пропажи. Через несколько дней прибыли хозяева. Оказалось, они живут неподалеку в степи и держат на троих один табун: сегодня лошади на одной стоянке ночуют, завтра на другой, а в общем-то, никто за ними особо не следил. Благодарили милицию, конечно, и просили извинить, но сколько времени потеряно было... 

Надежда БАБЕНКО

Утро начинается с прогулки / Газета «Ставропольская правда» / 10 ноября 2010 г.