Кто не ругает российское ТВ самыми последними словами? Ненасытно-кровавые сюжеты, пошлость и аморальность многих передач, безудержная смехотерапия на фоне почти ежедневных катастроф...

Телевизор

Телевизор

Так почему же российское телевидение такое и может ли оно стать другим?

Помнится, когда на футбольном европейском чемпионате побеждала команда Хиддинка, все уверовали в «русское чудо». С телеэкрана не сходила картинка: молодые фанаты бесновато орали: «Россия, вперед! Россия! Россия!». По этому поводу разного рода комментаторы страдательно сообщали: «Вот как нам нужны победы! Объединяющее всех общее дело!». А вскоре в глубинке сгорел очередной дом престарелых, и какой-то ветеран, попавший в кадр, горько сказал: «Вот вам и «вперед» – нашими сгоревшими ногами...».

Телевидение России – в своем роде общественно-политический феномен контрастов. Требуя, чтобы мы прилежно смотрели ТВ (да и куда мы от него денемся?), оно не очень озабочено тем обстоятельством, что мы не только смотрим, но и видим. Несколько десятилетий телевидение и народ смотрят в глаза друг другу зачастую лишь затем, чтобы сказать буквально одно и то же: «Эх вы, дебилы-крокодилы». Это, кстати, цитата «на тему» из речей одной знаменитой теледивы. В сущности, если быть до конца честными, каждая из сторон имеет на такую оценку право. Жаль, конечно, но почему?

Современная телеимперия возникла отнюдь не как Афродита из морской пены, а скорее как Ева из ребра Адама, и этот симпатяга Адам, чего никто и не скрывает, – не наших кровей! Программы, проекты, боевики, триллеры, создание имиджей, манипуляция сознанием, психология непрекращающейся избирательной кампании, бесконечная реклама гламура, управление страной средствами ТВ – все по «великому» образу и подобию.

О том, что наша жизнь событийна и... бессмысленно трагична, мы узнаем исключительно по телевидению. Впрочем, есть тут и свои нюансы. Из жанра документального оно превращается в некий специфически-игровой, представляющий жизнь как скандально-звездное развеселое шоу. Чем больше нас взрывают, тем больше предлагают смеяться и «закусить» горе вкусненьким! И уже почти на каждом канале свои звездные повара и неповторимые недешевые рецепты.

А тут вдруг эту идиллию нарушают пожары, загоревшаяся этим летом вроде «ни с того ни с сего» Россия. Казалось бы, вот он, момент истины, – и для нас с вами, и для ТВ. И действительно, трагедия заставила телевизионщиков словно подняться над собой – репортажи, аналитические передачи строились на честном желании понять, что происходит. Запомнилась появившаяся в прямом эфире измученная женщина, сказавшая буквально следующее: «Никто нас уже не потушит, ведь мы горим изнутри...».

И что же? Пожары прямо-таки спровоцировали и потребность «утешить». Ничего, в общем, не изменилось. К старым «заезженным» передачам добавились «дебильно-крокодильные» новые. Интересные вещи происходят вокруг телепроекта «Дом-2». Кто только не борется с ним... И депутаты Госдумы, и разного рода общественники, родители, и руководство МВД. И – ничего. А тут вдруг «душе» проекта приходит приглашение на Русский Православный Собор. Поражает и умиляет сопровождавшая это приглашение надежда, что, мол, светская львица повзрослеет и начнет учить молодежь нравственности. Увы, как часто нам говорят на ТВ, – «не формат».

Поразительно вот еще что. Несмотря на обилие каналов и программ, не так уж и просто узнать, как действительно живет страна, как трудятся ее люди, как переживают... модернизацию. По большей части мы видим народ через призму катастроф и несчастий, а рядом (до или после подобных сюжетов) появляется власть. Она, власть, говорит верные резкие вещи, иногда объясняет, как мы должны жить. «Власть не должна быть авторитарной, – заявил с экрана член комиссии по модернизации А. Дворкович, – власть должна быть авторитетной». Трудно не согласиться, но такое ощущение, что нам постоянно что-то недоговаривают. Кажется, именно это «что-то» имел в виду политолог В. Фадеев, главный редактор журнала «Эксперт», сидящий всегда в первых рядах на высоких политических форумах. «Если, – произнес он в телекамеру, – говорить о модернизации, то надо прежде всего говорить о корректировке общественно-политического устройства. Модернизация потому и необходима, что прежняя система не работает...».

В сущности, понять ТВ не так уж и трудно – все на виду. Больше всего, пожалуй, и это не секрет, телевидение интересуют рейтинг, спрос, оценка. Это внутренняя валюта ТВ. С нею оно – государство в государстве. Будет рейтинг – будет реклама, будут деньги. На политические ток-шоу явно либерального свойства, чтобы у передачи был рейтинг, приглашают известных пат-риотических «монстров». Они-то в итоге с большим перевесом побеждают по итогам зрительских голосований, а вот славу получает передача. Вообще же, телевизионщики, как на битве, все списывают на «войну» – на нас, стало быть, зрителей. Смотрите всякую «дешевку», значит, именно этого вы и хотите, будет вам «дешевка».

...Нигде, как на ТВ, не говорят так много о гражданском обществе. Пишите, спорьте, боритесь в судах за свои права, контролируйте власть и побеждайте! С одной стороны, это хорошая прививка к нашему общероссийскому древу рода, с другой... С одной стороны, хорошо бы обзавестись правовым сознанием, с другой – это же испокон веку «там» то и дело судятся, считают, кто кому сколько миллионов или копеек должен. Но мы-то издревле устроены по-другому: государство – семья, общество – артель. Как нам судиться с гражданином отцом, с гражданкой матерью?

Впрочем, в защиту ТВ я, например, могу сказать следующее. В канун 65-летия Победы многие каналы выдали целый ряд честных документальных передач о Великой Отечественной войне. Часто эти фильмы и передачи шли за полночь, и многие люди, в том числе и старики, смотрели их затаив дыхание. Серия за серией, как партизаны, ночью, но до юбилея Победы дошли.

А что же дальше? Неужели мы напрасно страдали, горели и ничего не поняли – по обе стороны телеэкрана?

Светлана СОЛОДСКИХ

Горим изнутри / Газета «Ставропольская правда» / 3 ноября 2010 г.