Отара овец на просторах Ставрополья

Отара овец на просторах Ставрополья

© Фото: Татьяна ВАРДАНЯН

На нее были приглашены ведущие специалисты и ученые ряда регионов, в том числе и Ставрополья, у которого есть чему поучиться в этом направлении животноводства. С солидным докладом на конференции выступил генеральный директор Национального союза овцеводов, базирующегося у нас в крае, Михаил Егоров.

Он отметил, что наибольший прирост численности овец и коз отмечается в Северо-Кавказском федеральном округе, где содержится 8,7 миллиона животных. С одной стороны, это положительный факт, с другой стороны, специалистов настораживает то, что прирост происходит в основном в личных подсобных и фермерских хозяйствах, где уровень селекционно-племенной работы, как правило, ниже, нежели в специализированных сельскохозяйственных предприятиях. Такая продукция неконкурентоспособна не только на мировом рынке, но и подчас на внутреннем. Особенно это касается шерсти – самой сложной продукции животноводства.

В целом ситуация оптимистична, плановые индикаторы, заложенные в государственной программе развития АПК, выполняются. Лидерами по производству руна являются Дагестан, Калмыкия и Ставрополье. В то же время тревожит, что цены на сырье падают. В прошлом году в среднем тонна шерсти стоила 30 с небольшим тысяч рублей, что на 800 рублей дешевле, чем в позапрошлом. На конференции в качестве положительного примера был рассмотрен опыт работы Ставрополья: ведущие племзаводы ежегодно реализуют шерсть по цене в два раза выше. Например, СПК «Маныч», «Путь Ленина» Апанасенковского района в этом году продали руно по 65 тысяч рублей за тонну, «Вторая пятилетка» Ипатовского – по 68 тысяч, производственная ассоциация «Маныч» закупала у племзаводов Калмыкии мериносовую шерсть от 46 до 52 тысяч рублей за тонну. По качеству это самая лучшая шерсть, и ушла она в основном в Индию и Чехию.

К сожалению, более половины объема произведенной в стране мериносовой шерсти в качестве необработанного сырья уходит за рубеж по демпинговым ценам, моется в Индии, а уже потом реализуется на мировом рынке за более высокую стоимость. Если наши лучшие хозяйства продают килограмм золотого руна по 65-68 рублей, то за границей – после сертификации в зарубежных лабораториях – он уже идет в торговлю по 100 рублей и более. В нашей стране, по большому счету, сертификация шерсти как основной инструмент управления качеством продукции в рыночной экономике по-прежнему практически не работает. К примеру, в прошлом году объем сертифицируемой шерсти в России составил всего 800 тонн, или полтора процента объема ее производства. Теряются немалые деньги, по сути – на России делают свой бизнес все кому не лень, закупая необработанный материал.

На конференции отмечено, что в России производится все меньше качественной шерсти, поскольку сельхозпредприятия, чтобы выжить, переключились на мясное направление овцеводства, более востребованное сегодня рынком. Между тем дефицит шерсти продолжает расти. Минимальная потребность в ней составляет 105 тысяч тонн в год, или 750 граммов на человека. А мы производим только 54,6 тысячи тонн в физическом весе. Все знают, насколько полезны натуральные шерстяные изделия, особенно для детей. Речь идет о здоровье нации. Куда ни глянь – одна синтетика. Сотрудники силовых и других государственных ведомств сегодня одеты в форму из таких материалов. Сельхозпредприятия готовы поставлять на рынок качественную шерсть, но легкая промышленность по-прежнему ориентируется на более дешевое искусственное сырье. Уже год ведутся переговоры с Союзом предпринимателей текстильной и легкой промышленности страны, но пока никакого результата не достигнуто. Национальный союз овцеводов направил пакет конкретных предложений в Министерство сельского хозяйства России по интеграции сельхозпроизводителей, посредников и текстильной индустрии.

Татьяна СЛИПЧЕНКО

Демпинг цен и здоровье нации / Газета «Ставропольская правда» / 15 октября 2010 г.