Гурген Япуджанц

Гурген Япуджанц

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

– А через неделю произошло убийство на кошаре в Туркменском районе, что за 320 километров от Светлограда, – рассказывает Япуджанц. – Нужно было срочно выезжать на место преступления целой группе: следователю, прокурору-криминалисту, судмедэксперту. Машины у межрайонного следственного отдела нет, а доставить нас «по адресу» обязаны сотрудники милиции. Ребята из Петровского РОВД говорят, дескать, до границы района довезем, но не дальше. Звоню милиционерам Туркменского, те и рады посодействовать, но только в своей «зоне». И вот так с пересадками, на перекладных в одну сторону, а потом подобным же образом обратно. Выбора особого-то не было, потому как по приказу Следственного комитета нам необходимо было незамедлительно организовать выезд, качественно обеспечить, изъять, закрепиться, изобличить и так далее. В общем, задание выполнили: провели необходимые следственно-оперативные мероприятия, установили подозреваемого, доставили его в местный отдел милиции. И спустя восемь часов ужасно голодные и уставшие вернулись домой.

По словам Гургена Артемовича, именно в 2007 году был большой отток следователей в другие правоохранительные структуры. Не всем пришлись по нраву «спартанские» условия, в которых надо было налаживать деятельность краевого следственного управления.

– Их можно понять, ведь человек ищет, где ему комфортнее, но вот испытание трудностями выдержали не все, – резюмирует Япуджанц. – Освободившиеся места заняли недавние выпускники юридических вузов, готовые трудиться, что называется, за идею. И те из них, кто прошел через неимоверные нагрузки, жесточайший накал работы (когда, например, зимой в три часа ночи нужно проводить следственные действия, а ты окоченевшими от мороза пальцами едва способен выводить буквы в протоколе) и остались — это настоящие мужчины и прирожденные следователи. Такой у нас получается отбор кадров, своеобразная селекция, поэтому без всяких рисовок и преувеличений скажу, что в следственном управлении Следственного комитета при прокуратуре России по Ставропольскому краю остаются истинные профессионалы и неравнодушные люди.

К слову, об «идее». Отец Япуджанца Артем Гургенович в 70-х годах прошлого столетия был председателем Красногвардейского районного суда. Семья жила по соседству с домом первого секретаря райкома КПСС Ивана Рудченко, родственника тогдашнего первого секретаря крайкома партии Михаила Горбачева. До сих пор сохранилась семейная легенда о том, что когда маленький Гурген попался в селе на глаза Михаилу Сергеевичу и тот спросил, кем же он хочет стать во взрослой жизни, мальчишка без тени сомнения выпалил: «Следователем!». Значит, сдержал обещание, данное будущему президенту СССР. После окончания юридического института работал помощником прокурора Октябрьского района, затем в краевой прокуратуре, заместителем прокурора Александровского района, руководителем Петровского межрайонного следственного отдела СУ СКП России по СК.

С февраля нынешнего года старший советник юстиции Япуджанц руководит отделом процессуального контроля следственного управления СКП России по СК. В отделе аккумулируется информация о множестве уголовных дел, которые ведутся следователями 19 межрайонных отделов края, проводятся ее мониторинг и анализ. Особое внимание уделяется наиболее важным направлениям: коррупции, преступлениям в отношении несовершеннолетних и совершенным ими нарушениям при реализации национальных спецпроектов и конституционных прав граждан. Есть еще так называемые спецсубъекты — нечистоплотные в плане соблюдения закона сотрудники правоохранительных органов, депутаты и чиновники органов местного самоуправления. Работы хватает — всего за полугодие 2010-го следователи следственного управления СКП России по СК окончили производством более тысячи уголовных дел, из них только «коррупционных» (находившихся на контроле отдела) было 92, из которых 55 направлены в суд. А, к примеру, по «спецсубъектам» на рассмотрение Фемиды «ушло» десять уголовных дел.

Отдел процессуального контроля, по мнению Япуджанца, вполне справедливо можно назвать кузницей кадров (и не только для прокуратуры!). Так, с 2007 года из 11 сотрудников два человека были назначены президентом страны районными судьями — очень даже неплохой показатель квалификации в области юриспруденции.

– Я с детства много читаю (у отца большая библиотека), но, не поверите, моя любимая книга в последние годы (конечно же, наряду с некоторыми томами художественной литературы) – «Уголовно-процессуальный кодекс РФ», – откровенничает Гурген Артемович. – Для кого-то, вероятно, это покажется забавным... Когда еще в 2001 году трудился в Александровском районе, мы с одним следователем придумали свою игру: кто-то из нас называл номер статьи УПК, другой же должен был на память подробно рассказать, о чем она. А потом — наоборот. Тренинг просто потрясающий!

Как говорит Япуджанц, самоотдача в работе у многих сотрудников следственного управления (а уж у руководителей отделов – однозначно!) стопроцентная. Иначе нельзя – не впишешься в уже отлаженный механизм.

– Когда человек счастлив? – задается вопросом Гурген Артемович и сам же отвечает. – Когда и на работу он с удовольствием идет, и домой. Так вот, я – счастливый человек! Кроме профессии у меня есть замечательная жена Светлана. А еще у меня есть цель – чтобы наше следственное управление было если не первым в России, то хотя бы стабильно входило в десятку лучших. Для этого я и мои коллеги каждый день делаем все возможное.

Игорь ИЛЬИНОВ

Обещал Горбачеву стать следователем / Газета «Ставропольская правда» / 31 августа 2010 г.