Рак молочной железы катастрофически помолодел. Тем важнее своевременно диагностировать страшный недуг, разрушающий подчас не только здоровье, но и жизнь. Это как раз тот случай, когда лучше перестраховаться, чем, ссылаясь на занятость и неохоту, отложить посещение поликлиники до лучших времен.

Заведующий хирургическим отделением № 2 Ставропольского краевого онкологического диспансера, врач высшей категории, кандидат медицинских наук Александр Марченко

Заведующий хирургическим отделением № 2 Ставропольского краевого онкологического диспансера, врач высшей категории, кандидат медицинских наук Александр Марченко

Опыт показывает, эти «лучшие времена» растягиваются на неопределенный срок. И бывает так, что болезнь ставит перед страшным своей необратимостью фактом. Поэтому заведующий хирургическим отделением № 2 Ставропольского краевого онкологического диспансера, врач высшей категории, кандидат медицинских наук Александр Марченко не устает повторять: не жалейте времени для посещения специалиста.

– Конечно, в первую очередь мой призыв касается женщин, – поясняет он. – Хотя надо помнить, что беда эта в редких случаях может касаться и сильного пола. Пик заболеваемости приходится на возраст 45-65 лет. Но примерно у 10% женщин заболевание появляется до 30 лет и имеет агрессивное течение. Причем эта группа за последнее время увеличивается.

– Как и в случае с другими болезнями, многих интересует вопрос: наследуется ли рак молочной железы?

– Как правило, нет. Но есть и такие случаи, когда это заболевание можно рассматривать как наследственную болезнь. Точно ответить на этот вопрос может только квалифицированный врач-генетик. У женщин, чьи ближайшие родственники болели, риск повторить их судьбу повышается в 2-3 раза. Среди способствующих заболеванию факторов аборты, особенно первые, дисгормональные расстройства, нарушения менструального цикла, отсутствие нормальной половой жизни. Чаще возникают эти проблемы у нерожавших женщин. Как практикующий хирург из своего опыта должен сказать, что далеко не все случаи укладываются в названные выше рамки. Заболевают ведь и те, кто никоим образом не относится к группам риска. И в этом случае ответить на вопрос однозначно – почему? за что? – трудно. Поэтому главный совет: не рискуйте! Для раннего выявления опухолей врачи рекомендуют женщинам регулярно проходить маммографию, а после 45-50 лет делать это ежегодно. В случае если у вас обнаружили нерядовые отклонения от обычного состояния, врача надо посетить независимо от возраста. Никто вас не осудит, если тревога будет ложной.

– Поскольку рак молочной железы молодеет, то, видимо, увеличивается число женщин, у которых это заболевание может протекать на фоне беременности. Как быть в этом случае?

– Все стандартные подходы к лечению рака для беременных неприменимы. Ведь врачам предстоит бороться за здоровье не только матери, но и ее будущего ребенка. Решение о проведении лечения и его последовательности принимают совместно сама больная, ее родственники, онколог, акушер, а иногда и генетик. Во многом это зависит от желания женщины сохранить беременность, от стадии болезни и, разумеется, срока беременности. Только обдуманный и индивидуальный анализ истории болезни пациентки позволяет выбрать рациональный и эффективный вариант лечения. Опухолевые клетки не метастазируют в ткани плода. В литературе описан лишь один случай, когда метастазы рака молочной железы были обнаружены в плаценте. Ребенок при этом был здоров. А вот материнским молоком кормить новорожденного в этом случае не рекомендуется. Лекарства, принимаемые женщиной, могут попасть в организм младенцу. В общем, это отдельная и непростая тема. Главное, надо помнить, что лечение может быть таким же успешным, как и у не беременных пациенток. Больше гарантий успеха при раннем выявлении болезни.

– Может ли женщина сама определить наличие проблемы?

– Самообследованию специалисты придают большое значение: если делать это правильно, то можно обнаружить даже самое незначительное уплотнение. Если появились сомнения, немедленно к врачу. Главное – не паниковать, все решаемо, особенно если пришли вовремя.

– Александр Григорьевич, что делать, если страшный диагноз все-таки прозвучал? Ведь по новым этическим стандартам доктор обязан сказать больному правду. Уж не знаю, правильно ли это.

– Правильно ли? Это проблема морально-этического плана. Склоняюсь к тому, что все-таки правильно. Больной и сам догадается по недомолвкам родных. Лучше ему знать проблему во весь рост. Хотя, поверьте, это всегда непросто – сказать пациенту о таком диагнозе, после оглашения которого впору вызывать на помощь психолога. Страшная правда должна сопровождаться точной инструкцией, как с недугом бороться. В большинстве случаев на ранней стадии выявления рак можно победить. Конечно, следует запастись терпением. Потому что кроме операции предстоит пережить и радиологическое воздействие, и так называемую химиотерапию, и, если понадобится, ряд других процедур. Не обойтись без ограничений и в обыденной жизни: в частности, необходимо избегать прямого воздействия солнца, умерить любовь к сауне или русской бане, к долгому стоянию у горячей плиты за приготовлением пищи. Лечение рака – это работа, которая растягивается на длительный срок и не терпит неприлежных учеников. А также пессимистических настроений. Вера в себя, оптимизм, воля к жизни – вот составные части успеха.

– Нет ли здесь преувеличения, Александр Григорьевич?

– Я сужу об этом не понаслышке: через наше отделение прошло много судеб. Случай кажется безнадежным, на грани жизни и смерти, но человек борется за себя, верит в выздоровление и побеждает. А бывает и такое, что болезнь еще не развилась в тяжелую стадию, а женщина сдалась, заживо себя похоронила. Упадническое настроение словно на клеточном уровне передается организму – и тот перестает бороться. Важная роль принадлежит родным и близким. Как бы ни было горько на душе, им лучше сдерживать себя и находить возможность отвлечь больную от мрачных мыслей, занять интересным делом, не бросать надолго одну. Вместе справиться с бедой легче.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ