Иван Аксенов

Иван Аксенов

…Но пусть дало мне в дар

бесчувственное время

Недугов грозный груз,

надежд разбитых бремя

Да крохи вздорные простых

житейских благ,

Забывший радости, давно

привыкший к бедам,

Я больше не стремлюсь

ни к славе, ни к победам,

Но все-таки живу

и не спускаю флаг.

Ни бунтарства отчаяния, ни бурных всплесков радости не найдет читатель в меланхолических стихах Ивана Аксенова, но нет в них уныния обреченности. Судьба его – как устоявшееся спокойное лесное озеро, воды которого помнят череду времен года с их сменой тепла и холода, яркие, как осенние листья, впечатления бытия. Помнят – и живы этой памятью. Недаром же и поэтический сборник – один из последних в ряду изданных им книг – называется «Постоянство памяти».

…Теперь пора признать,

что жизнь уже прошла,

Угрюмые ветра

мне остудили душу,

И больше нет надежд

и идеалов нет.

Страстей, игравших мной,

забыта кабала,

А на краю небес

сквозь снегопад и стужу

Чуть брезжит вдалеке

скупой закатный свет.

С высоты пережитого поэт так оценивает человеческое бытие: «Жизнь – это цепь мучительных измен, надежд обманутых, земных печалей…». Что же произошло в этой судьбе, что заставило автора сделать такой вывод?

Биографические данные мало что нам расскажут. Родился на Ставрополье в селе с красивым названием Привольное. Позже, «шальных военных лет питомец полудикий», он так будет рассказывать о своей жизни: «…не только привольной, но и сколько-нибудь сносной жизни обитатели его (села Привольного. – Е. И.) никогда не знали ни в предвоенные, ни в послевоенные, а уж в военные годы тем более… Полугодовая немецкая оккупация, разорительные сталинские налоги, бесчеловечность всякой советской чиновничьей мелкоты – все это долго не давало нам возможности выбраться из беспросветной нищеты и постоянной униженности».

Мне хочется заметить: так жили тогда все, то есть то большинство, которое мы называем словом «народ». Страна тянулась из беспросветности нужды к свету. И вот оно, продолжение судьбы будущего писателя: «В 1954 году я окончил с золотой медалью Привольненскую среднюю школу и поступил на историко-филологический факультет Ставропольского педагогического института. Это были полуголодные, но прекрасные годы – с друзьями на всю жизнь, с любовью, с увлечением литературным творчеством, живописью и графикой».

Иван Михайлович стал учителем. Причем не только школьным. Он стал Учителем для каждого, кто имел и имеет счастье соприкоснуться с ним. В этом невысоком, отнюдь не богатырского телосложения человеке живет воистину возвышенный дух. У него слово не расходится с делом, для него жить и творить – синонимы. Ни в одном своем шаге, поступке он не предавался раздвоенности.

«Я с детства раскусил судьбы звериный нрав», – признается поэт. Ему довелось схлестнуться со злом мелким, омерзительным и беспощадным. Об этом Аксенов рассказывает в романе «Спящие собаки», заслуженно отмеченном губернаторской премией в области литературы им. Андрея Губина. «Страшная книга», – поделилась со мной впечатлением одна из читательниц. Согласна с такой оценкой. В то же время есть в книге место и для вздоха облегчения, поскольку зло оказывается поверженным.

Иван Аксенов сумел сохранить себя как целостную человеческую личность во всех перипетиях нелегкого жизненного пути: без малого сорок лет работы в школе, в том числе полтора десятка лет завучем; уже будучи на пенсии, он продолжает трудиться методистом школы-гимназии г. Новопавловска. А помимо этого с 1985 года бессменно руководит клубом любителей поэзии и литературным объединением «Лира», трое участников которого за это время стали членами Союза писателей России. За многие годы ему удалось дать выход в свет трем десяткам книг «лировцев», которые он сам любовно оформил как художник-график.

Передо мной подшивка газеты «Новопавловское утро». Я храню эту уникальную подшивку и с большим интересом перечитываю статьи, вышедшие из-под пера моего коллеги. Учитель и здесь остается Учителем: ведет разговор с читателем на самые разнообразные темы: об этике человеческих взаимоотношений, о правильности и выразительности нашей повседневной речи, «о времени и о себе»…

Учитель / Газета «Ставропольская правда» / 20 августа 2010 г.