Я гляжу на стожки, на болотину,
На курган у реки, на поскотину.
И сильнее, чем прадед и дед,
Я люблю свою малую родину...
Потому что большой уже нет.

Николай Зиновьев, известный поэт, наш земляк.

Еще не так давно мы жили на Северном Кавказе. И все было как будто понятно или по крайней мере привычно. И это был скорее не адрес, а следствие исторических обстоятельств, во все времена интригующих и «простых» жителей России, и «избранных», самые известные из которых – Пушкин, Лермонтов, Толстой. Но, получив новое название – Северо-Кавказский федеральный округ, мы приобрели гораздо более конкретный адрес, а вместе с ним и необходимость осмыслить, что же теперь означает наша новая ситуация: геополитическая и культурная. По мере накопления опыта процесс осознания будет, конечно же, углубляться, но уже сейчас совершенно определенно можно говорить о главном – о роли русской культуры, а значит, и всего Ставропольского края в новом административном государственном образовании России. Впрочем, исходя из требований жизни на ум прежде всего приходят мысли не филологического, а экономического характера, и это справедливо, но ни один серьезный экономист или политик не может не понимать огромной связующей роли русского языка, русской литературы для всего Северо-Кавказского региона. Собственно, об этой роли давным-давно известно, но в новых обстоятельствах речь должна идти о том, что произошло некое перемещение акцентов. Не кто-либо вообще, не Ростов и Краснодар, а именно Ставрополье с его научной и культурной базой должно стать своего рода центром глобализации русского языка, прокладывающего дорогу в будущее.

Что, собственно, имеется в виду? После двух десятилетий отторжения «великого и могучего» в результате распада СССР маятник качнулся в другую сторону. В республиках СНГ или в той же Прибалтике возвращается интерес к русскому языку, как к счастливому билету в будущее. Вновь становится очевидным, что большая Россия по-прежнему заключает в себе огромный культурный потенциал, превращаясь в спасительный круг для их собственных культур. Так в свое время на мощных крыльях испанского языка в большой мир литературы вошла, или лучше сказать, влетела «провинциальная» литература Латинской Америки.

Северо-Кавказский регион с его многонациональным составом таит в себе те же самые проблемы. Однако дело не в том, чтобы хорошо говорить и писать по-русски. Дело в том, чтобы к нам действительно пришло осознание фантастических возможностей русской культуры. И, как ни странно, этой мыслью должны озаботиться сами ее носители. Не национальные республики даже (это ведь разумеется), а именно русское Ставрополье, включенное в состав Северо-Кавказского округа.

Как мне кажется, это хорошо понимали в прежние времена. Все процессы, и прежде всего образовательный и культурный, были пронизаны отношениями взаимовлияния и взаимообмена. Кое-что из прежних наработок сохранилось и даже действует, появляются и новые интересные программы, а уж профессионалы и энтузиасты еще не перевелись и ждут своего часа.

Чтобы Ставрополье осознало свою новую культурную роль, должна измениться общая атмосфера. Должен появиться новый положительный самообраз, новый «ставропольский дух». Это дух изначального уважения к тому, что было сделано не нами, но для нас. Это первое. И второе... Смысл современной культуры, столь яростно пропагандируемой во всем мире и, как это ни печально, особенно в России, нередко сводится к тому, чтобы белое назвать черным, а черное – белым... Какой уж тут «положительный образ»?! Я знаю, к примеру, писателей, не скрывающих своего пренебрежения к собратьям по перу, или университетских преподавателей, не жалующих «лакированную» русскую классику. Можно вспомнить и о чиновниках, уверяющих, что у нас нет своих гениальных писателей, а значит, нет и литературы. За спины мифических гениев прячутся уже не один десяток лет – так легче объяснить, почему на Ставрополье разрушена и до сих пор не восстановлена система продажи ставропольской книгопродукции, что по сути означает негласный «запрет» писать – без народного отклика литературы не существует. Для кого-то, возможно, эти примеры не столь уж и значительны, однако в самых разных мрачных вариациях и сюжетах их можно обнаружить повсюду.

Так чего же все-таки нам не хватает, чтобы действительно упрочить моральные основания? А вот морали как раз и не хватает, суть которой заключается в том, чтобы иметь мужество самостоятельно отвечать на вопросы, что есть добро, а что – зло. Мы так боимся показаться провинциальными, что готовы гореть в ночных клубах, погибать от водки, курения, наркотиков, отказываться от своих детей, только бы не думать и не говорить о совести, долге, морали. Это теперь у нас что-то вроде дурного тона, в то время как «там», куда мы так часто и не к месту киваем, за блудливое ненормативное словечко, прозвучавшее в телепередаче, можно вылететь за пределы и телеэкрана, и профессии.

Понять, какие мы и какова наша «ставропольская цивилизация», что в нас хорошего и что плохого, как сохранить душу в современном мире, трудно без взыскующего слова писателя, вдохновленного труда актера, художника, психолога, философа. И пусть даже у нас нет гениев (оставим эту тему истории!), профессионалы-то существуют! Как и весьма и весьма насыщенная культурная жизнь Ставрополья. Это и огромное количество культурных мероприятий в институтах, школах, библиотеках, это и профессиональное и самодеятельное творчество, работа творческих союзов и молодежных организаций. Вся эта бурная деятельность активно освещается нашими СМИ, но... Как ни парадоксально, именно по этой причине можно обнаружить отсутствие в этой картине одного важного элемента (о стихийном Интернете сейчас говорить не будем). Человек – единственное из живых существ, который не просто живет, но постоянно соотносит свою жизнь с тем, что должно быть, и именно к этому стремится. Иными словами, речь идет о том, чтобы в общем хаотичном потоке времени выделить так называемое «социокультурное время», единственно подвластное человеку. В нем можно осуществить мечту Фауста «остановить мгновение». Или еще более великую мечту русского философа Федорова вернуть исчезнувшее, вернуть исходный набор ценностей, найти в прошлом культурные достижения, утраченные в настоящем. Подобные попытки, конечно, предпринимаются, но хотелось бы, чтобы этой работой занимались не только профессионалы, но и те, кто способен думать и анализировать, что называется, «не за зарплату». Это, собственно, и есть та самая «гражданская деятельность», которая самое себя вызывает к жизни, тут ведь и свобода выбора, и свобода воли – то есть творчество!

Короче говоря, сама по себе напрашивается идея создать некий общественный экспертный совет из писателей, педагогов, актеров, родителей, учащихся и других интересных личностей. Заметьте, не клуб творческих встреч, а гораздо более деловое сообщество. Предметом обсуждений в нем может стать любая общественно значимая тема, желание задержать внимание на действительно нравственных событиях жизни. В конце концов, чтобы «разумное, доброе, вечное» вновь закрепилось в нашей жизни, о нем следует многократно говорить и напоминать. Вот почему так необходим предлагаемый «заговор единомышленников». Как вам такая идея, уважаемые читатели? Пишите, предлагайте. Кстати, в мире до сих пор ждут от России необычных идей и дерзких поступков. Западные деятели так и говорят: «Мы думали, что после всех своих исторических трагедий вы станете умными и злыми, а оказалось...». Дерзнем?!

Светлана СОЛОДСКИХ

Счастливый билет в будущее / Газета «Ставропольская правда» / 18 августа 2010 г.