ДТП с участием «скорой помощи»

ДТП с участием «скорой помощи»

Авария произошла вечером на перекрестке улиц Лермонтова и Ломоносова. Машина «скорой», мигая проблесковым маячком и истошно вопя сиреной, неслась к человеку, который мог в любую секунду задохнуться – ему в горло попало инородное тело. Когда такой автомобиль спешит к кому-нибудь на помощь, его слышно за несколько кварталов. Если требуется, он может проехать на красный свет светофора, а водители других транспортных средств «обязаны уступить дорогу для обеспечения беспрепятственного проезда». Сию банальную истину знают даже дети, и это же черным по белому написано в пункте 3.2 «Правил дорожного движения РФ».

Однако в реальности «скорую» уважают не все водители. На перекрестке реанимобиль на скорости 30 километров в час двигался по улице Лермонтова на красный свет светофора. Две машины, находившиеся на улице Ломоносова, дорогу «скорой» уступили, и она уже практически миновала опасный участок, но вдруг на бешеной скорости (об этом свидетельствует тормозной путь в 17,5 метра) в правое заднее колесо спецтранспорта врезается невесть откуда взявшаяся «Хонда». От такого удара реанимобиль весом в четыре тонны перевернулся на левый бок. К счастью, обошлось без жертв и серьезных травм. Экипаж «скорой» сразу же по рации сообщил о случившемся на «базу», и к тяжелому пациенту была отправлена другая машина. Пациенту повезло – врачи успели вовремя. Но реанимобиль вышел из строя надолго.

– За два года работы убедился в том, что спецтранспорт на дорогах Ставрополя не котируется, – говорит водитель пострадавшей «скорой» Олег Лисивненко. – Дорогу многие не уступают, зачастую нагло подрезают, а то и норовят «упасть на хвост», чтобы проскочить следом за нами. Ездить ужасающе трудно, но нам, независимо от расстояния, нужно прибыть по вызову за 15 минут – таков существующий норматив. И мы его стараемся неукоснительно соблюдать, ведь речь идет о жизни человека. Выбираем кратчайшие маршруты: и по газонам пробираемся, и по бордюрам – как каскадеры.

По словам О. Лисивненко, дознаватель батальона ДПС УГИБДД ГУВД по СК, работавший на месте аварии, прямо не заявлял, но склонялся к тому, что виновен водитель реанимобиля, поскольку двигался он на красный свет. Хотя еще никакого официального заключения по этому поводу не было, одна из газет уже вынесла свой «вердикт» и поспешила сообщить, что виновник ДТП – водитель «скорой».

– Понятия не имею, откуда появилась такая информация, – недоумевает дознаватель Юрий Гриценко. – Я никому не давал интервью, никто у меня ни о чем не спрашивал. Я в шоке!

Тем не менее О. Лисивненко и главный врач МУ «Станция скорой медицинской помощи Ставрополя» Александр Михайловский настроены защищать свою позицию в суде.

Как рассказал А. Михайловский, вопрос взаимоотношений между водителями экипажей «скорой» и остальными участниками дорожного движения – очень серьезный. Одно время сотрудники УГИБДД внимательно следили за теми, кто спецтранспорт не пропускает, и было легче работать.

– А теперь иногда доходит до абсурда, – возмущается А. Михайловский. – Три недели назад одна из наших машин везла роженицу в больницу – женщина вот-вот должна была родить. И что вы думаете? Спецтранспорт останавливает сотрудник ГИБДД, просит шофера предъявить удостоверение и направляет его на экспертизу. Дэпээснику показалось, что водитель был в нетрезвом состоянии. Все водители у нас обязательно проходят предрейсовый осмотр и, в частности, алкотест. Наш человек был абсолютно трезв, но потерял четыре часа на все формальности. А нам пришлось выслать другую машину, переложить в нее роженицу.

Надо бы в подобной ситуации не терять драгоценного времени и сопроводить «скорую» до места назначения. А уж после и разбираться. Главврач даже не против, чтобы сотрудники Гос-автоинспекции контролировали его водителей до выезда на линию или после – пусть приезжают и проверяют, «скорая» к сотрудничеству всегда готова.

Игорь ИЛЬИНОВ

Каскадеры из «Скорой» / Газета «Ставропольская правда» / 29 июня 2010 г.