Мировой кризис

Мировой кризис

Конец супердержавности

Потеря интереса США и ЕС к событиям в Украине и Грузии, отказ президента Обамы от размещения систем ПРО в Польше и Чехословакии, уход США, Британии и других стран из Ирака знаменуют конец «супердержавности», основанной на военной мощи. Уход НАТО из Афганистана – это также неизбежность ближайшего будущего. Голландия уже объявила о выводе своего боевого контингента к августу текущего года.

Эта война бесперспективна без реконструкции экономики одной из самых бедных стран мира ( ВВП 370 долларов на человека в год) с населением 28 миллионов. Сам по себе факт, что почти 40 самых богатых стран мира с населением около миллиарда человек послали свои армии в Афганистан и воюют там уже девятый год без особых успехов, свидетельствует о том, что существующие в мире проблемы уже не могут решаться сражениями. Военные арсеналы США и Европы, состоящие из авианосцев, атомных субмарин, межконтинентальных ракет и стратегических бомбардировщиков, уже не нужны и вряд ли будут обновляться. Отменена новая программа полетов на Луну и другие космические проекты. Американские космонавты будут доставляться на МКС советскими ракетами. Временно остановлен андронный коллайдер в Швейцарии, каждый день работы которого обходился в миллионы долларов. Американская блокада Кубы, продолжавшаяся почти 50 лет, начинает слабеть. Детройт, столица американской автоиндустрии, будет перестраиваться в урбанизированную ферму овощей. Зарплаты и пенсии госслужащих заморожены во всей Европе. Россия сокращает свою армию, откладывая перевод ее на контрактную систему. Для всех стран стала приоритетом экономия бюджетных средств. Китай срочно создает огромные резервы нефти и стратегического сырья. Почти во всех странах Европы увеличен пенсионный возраст.

Несмотря на эти меры, бюджетные дефициты продолжают расти, особенно быстро в США. Американский бюджет на 2010 год, принятый Конгрессом несколько месяцев назад, предполагал 2,381 триллиона долларов доходов и 3,552 триллиона расходов, с дефицитом в 1,171 триллиона, поднимающим госдолг до рекордных 14 триллионов долларов. Президент Обама обещает сократить дефицит до 925 миллиардов лишь к 2013 году. И пока не существует никаких планов снижения госдолга, который поднимется до 20 триллионов долларов к 2015 году. Единственной возможностью, которая может ослабить американские финансовые проблемы, является инфляция. Страна с таким катастрофическим финансовым положением не способна выполнять роль супердержавы и мирового лидера и содержать больше ста военных баз на всех континентах.

В несколько меньшей степени относится это и к Европейскому союзу, расширение которого на восток не усилило, а ослабило его экономические возможности и политическую стабильность. Других кандидатов на роль супердержав в современном мире пока нет.

Китай, это еще развивающаяся страна с бедным населением, которая доминирует в мире лишь по числу жителей и в ближайшей перспективе будет решать в основном свои внутренние проблемы.

Россия выходит на первое место только по территории и по ресурсам, которые, однако, нужны прежде всего ее собственной экономике. Главные интересы страны ограничиваются территорией бывшего СССР, на которой сохранились прежние производственные связи.

В таких условиях объединение государственных интересов неизбежно будет осуществляться на основе географической близости и экономической целесообразности, а не политических и религиозных предпочтений. Небольшим странам, вроде Грузии, Армении, Молдовы, Эстонии, Боснии или Македонии, нужно будет ориентироваться не на политических спонсоров, а на торгово-экономических партнеров. Таможенные барьеры и визовые ограничения будут ослаблены.

В поисках новой формулы

Приоритетом для всех стран сегодня является постепенный выход из кризиса и создание равновесия между доходами и расходами. Это прежде всего режим экономии и снижение импорта, разумное решение хронических международных конфликтов, которые поглощают огромные материальные и финансовые ресурсы. Есть и другие резервы. Но надо помнить, что для этих перемен тоже необходимы средства. Резервных финансов в настоящее время нет ни у банков, ни у западных правительств.

Но они все еще есть у тех, кто заказывает строительство сверхвысоких небоскребов, семизвездочных отелей, яхт по 170 метров в длину, десятипалубных круизных кораблей с ледовыми стадионами для фигурного катания. Это триллионы долларов, которые расходуются на бесполезное тщеславие олигархов разных стран.

Дисбаланс между очень богатыми и очень бедными в результате кризиса серьезно обострился. В повседневную жизнь Европы возвращаются массовые забастовки и акции протеста, в которых участвуют не только студенты и пенсионеры, но и государственные служащие. Левые, социалистические и коммунистические доктрины были неактуальны в условиях, когда большинство населения в Европе и Северной Америке можно было отнести к среднему классу. Бедность в мире не исчезла, но она была отодвинута в географические резервации, в Сомали, Судан, Зимбабве, Лаос и другие страны. Теперь, с потерей рабочих мест, нужда начинает возвращаться и в Европу. Право на труд, о котором защитники прав человека в последнее время почти не упоминали, становится одним из главных. Массовая безработица в Европе, распространяясь преимущественно в среде образованной молодежи, ведет к заметному возрождению левых и марксистских течений.

Одним из центров этого движения стали страны Восточной Европы бывшего соцлагеря. Их западноевропейская ориентация формировалась главным образом на базе телевизионных сериалов, пропаганды и обещаний, а не реального опыта. А вот теперь, когда дошло до дела, их ожидания пока не оправдываются. Вступление в ЕС не принесло скорого решения всех проблем.

Один из лидеров недавно возникшей польской молодежной марксистской организации, создавшей отделения по всей стране, Масией Гдула объяснил причины разочарования в западных ценностях так: «Капитализм обещал нам мир потребления, стабильности и свободы. Вместо этого мы имеем целое поколение поляков, которые эмигрировали на Запад мыть посуду» ( Int.Herald Tribune, 13-14 March, 2010).

В Западную Европу уехали около 2 миллионов поляков. Большинство из них имеет временную работу на фермах, в гостиницах и ресторанах. Пособия по безработице в Европе не везде достаточно щедрые. В Италии, например, безработным платят лишь 40% зарплаты и только в течение 7 месяцев. В Англии для безработных есть общий социальный тариф в 64 фунта в неделю. При дефицитных бюджетах и при дальнейших потерях рабочих мест пособия неизбежно будут снижаться. В США обеспечение безработных не столь либерально, как в Европе, и устанавливалось еще недавно лишь на 26 недель, как страховка. Недавно этот срок был продлен решением Конгресса, учитывая прирост безработных. Социальные конфликты, связанные с ростом безработицы, которая впервые за 80 лет становится хронической, по-видимому, будут нарастать.

Наш пессимизм относительно продолжительности кризиса не рожден только последними событиями. Он базируется на наблюдениях за изменениями в мире, которые происходили в течение многих десятилетий. В 30 – 40-х годах прошлого века для решения экономических проблем все еще использовалась военная агрессия, которая разрушала, а не создавала благополучие народов. Научно-технический прогресс, пришедший на смену военным авантюрам, оказался значительно плодотворнее. Но технические новации слишком быстро поглощали невосполнимые минеральные и энергетические ресурсы планеты и разрушали экологию, в итоге не могли обеспечить воспроизводимое благополучие. Географическая и этническая неравномерность прогресса также создавала конфликты. На этом фоне приходится признать, что новая формула стабильного и удовлетворительного человеческого бытия пока не создана. Но следующие за нами новые поколения людей должны ее найти.

Москва – Лондон.