В аэропортах края все начеку – после терактов в Московском метро здесь введен режим повышенной безопасности. Все пассажиры и их багаж досматриваются особо тщательно. Усилен и контроль в депутатском зале аэропорта Минеральные Воды, а также на автомобильной стоянке аэропорта, пояснила пресс-служба ФГУАП «Кавминводыавиа». И даже заработала система двойного контроля. Что это значит? Самолет

Наш корреспондент, возвращаясь домой из Москвы, в аэропорту Внуково упаковал багаж по всем правилам, добропорядочно прошел досмотр. Но в Ставропольском аэропорту пришлось сумки еще раз пропустить через интроскоп (заметим, что сделано это было чисто по-ставропольски: одна контролер требовала, чтобы шли с ней проверить багажные бирки, вторая – не менее зычно зазывала к интроскопу. Народ метался и спотыкался о чемоданы и сумки. Это и есть система двойного контроля. Только зачем она нужна? Ведь сумки проверены в пункте отправления. Не может же человек во время полета прокрасться туда и подложить что-то незаконное? Или это недоверие перевозчиков к «самим себе»?

В отделе безопасности ФГУАП «Кавминводыавиа» на наш вопрос ответили немногословно.

– Вдруг в Москве недосмотрели что-то. Это встречный досмотр. Занимается им милиция. Вот к ним и обращайтесь, – заявил начальник отдела безопасности Александр Клинг.

В транспортной милиции внесли ясность. Система двойного контроля, пояснили корреспонденту «Ставропольской правды», вещь традиционная для международных аэропортов. В Ставропольском и Минераловодском же ее вводят только во время режима повышенной безопасности.

– Мы ни в коем случае не хотим ущемить чьи-то права. А чтобы контроль не занимал много времени, ставятся интроскопы, поскольку ручной досмотр длится куда дольше, – пояснил начальник штаба Ставропольского линейного отдела внутренних дел на транспорте Сергей Малахов.

К тому же есть приказ Минтранса России «Об утверждении федеральных авиационных правил». Там прописаны и система двойного контроля, и досмотр багажа в камерах хранения. Согласно этому документу, перед полетом в московских аэропортах пассажиры должны проходить еще и психологическое тестирование. Правда, такие «меры безопасности» на деле не проводятся. Единственное исключение – вылет в государство Израиль. Но это, кажется, делают их службы.

А от нашей нынешней реализации безопасных мер остается неприятный осадок. И вопросы. Например, такой. Почему одни пункты приказа игнорируются, а другие так яро исполняются? Налицо типичная для России ситуация: легче поставить дорогущую машину, толку от которой фактически нет, чем проводить весь комплекс мер, в том числе и психологическое тестирование, которое, как мне кажется, поможет гораздо больше.