Приговор, провозглашенный вчера федеральным судьей Эдуардом Зеренковым (Октябрьский районный суд краевого центра), зал встретил аплодисментами. Антонина Остроухова, директор санаторного детского дома № 12 Ставрополя, признана невиновной в халатности, то есть ненадлежащем исполнении своих обязанностей вследствие небрежного отношения к службе, повлекшем по неосторожности смерть человека (ч. 2 ст. 293 УК РФ). Иными словами, она оправдана в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления. Суд

Следствие и гособвинение утверждали, что именно по халатности директора 2 июля 2007 года погиб воспитанник детского учреждения пятнадцатилетний Александр Тивилев, которого загрызла собака по кличке Босс. Наша газета уже не раз писала об этой трагедии, последний – когда суд уже шел (см. «Финишная кривая», «СП», 12. 02. 2010 г.). Напомним только один момент. Было возбуждено уголовное дело в отношении Остроуховой. Потом из него выделили еще два – в отношении бывшего воспитателя Тогжан Магрумовой (именно она отправила Сашу выносить пищевые отходы одного, что было строжайше запрещено, и сдала смену, не убедившись в том, что мальчик вернулся в детский дом), в деятельности которой есть признаки состава преступления по ст. 109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности. И – по той же статье – в отношении водителя детдома Валерия Кувардина, который якобы и прикармливал собаку-убийцу. Расследование этих дел приостановлено.

Дело же Остроуховой, что называется, довели до суда. Магрумова выступала на нем главным свидетелем обвинения. Кувардин – одним из свидетелей защиты. Во время судебных слушаний обратила на себя внимание парадоксальность ситуации. Гособвинитель Алексей Гарафонов в своей речи просил суд критически отнестись к показаниям Кувардина, так как в отношении него... возбуждено уголовное дело, и он – заинтересованное лицо. В то же время в основу обвинения были положены показания Магрумовой, которая тоже под уголовным делом «ходит». В ходе заседания суд расценил показания бывшей воспитательницы «как попытку избежать ответственности за смерть Тивилева».

Отказал суд и в иске брату погибшего – Ивану, который требовал от директора и детского дома возмещения морального вреда в миллион рублей и судебных расходов – десять тысяч рублей.

Антонине Остроуховой разъяснен порядок реабилитации. Мера пресечения – подписка о невыезде – с нее снята.

Приговор суда может быть обжалован в течение десяти дней. Будет ли это сделано? Гособвинитель переадресовал вопрос в пресс-службу краевой прокуратуры, где корреспонденту «СП» ответили, что решение будет принято после изучения приговора и протоколов судебных заседаний.

Тогжан Магрумова на оглашении приговора (а процедура длилась два часа) не присутствовала.

Защищавшая Антонину Остроухову Ирина Нарыкова из Ставропольской краевой коллегии адвокатов считает, что говорить о реабилитации до рассмотрения дела в краевой кассационной инстанции (она уверена, что это неизбежно) рано. Адвокат подчеркнула, что на ее подзащитную все эти два с половиной года оказывалось неприкрытое давление со стороны ряда общественных организаций. Сама Антонина Остроухова, как мне показалось, даже обрадоваться не могла как следует – устала. Зал судебного заседания был полон, часть людей стояла и в коридоре. Поддержать Остроухову пришли родители бывших воспитанников, коллеги из детских садов и школ краевого центра, свободные от работы сотрудники детского дома. Что ни говори, эта пятница для нее оказалась светлой. А черный понедельник Саши Тивилева (в этот день он погиб) еще продолжается, виновник его гибели не установлен.

Валентина ЛЕЗВИНА