Начинается принудительный снос «летней кухни».

Начинается принудительный снос «летней кухни».

© Фото: Елена БРЕЖИЦКАЯ

Такие кварталы старого Пятигорска называют «шанхаями». Одноэтажные саманные бараки, поделенные на квартиры, маленький дворик, где еле-еле развернется пара автомобилей... В таком вот «шанхае», впритык прилепившись к ветхой стенке барака, вырос кирпичный двухэтажный дом с мансардой, закрыв соседям свет и причинив массу других неприятностей. А начиналось все вполне невинно: человеку понадобилось летнюю кухню построить...

В течение восьми лет возмущенные люди пытались добиться справедливости через суд.

– Я вдова инвалида Великой Отечественной войны, сама инвалид 2-й группы, – рассказывает Евдокия Прокофьевна Чигрина. – Купила здесь квартиру в 2001 году. Когда переехала, оказалось, что сосед Андрей Лазаренко перед окном закладывает фундамент. На мой вопрос, что он строит, он ответил: сарай. Потом я попала на два месяца в больницу, а когда вышла, он уже крыл крышу на двухэтажном доме...

И попутно замуровал бабушке окно, лишив ее дневного света в комнате: заложенный кирпичом проем и разбитая оконная рама стали для пенсионерки грустным напоминанием о том, что сюда заглядывало солнце...

Еще одна соседка, Анна Сорокина, рассказала, что у нее в комнате просел пол и стена дала трещину из-за того, что сливные воды из-под дома Лазаренко идут к ней под стену, а бараки строились в 1918 году без фундамента. В итоге она даже ремонт сделать не может, да и страшно – вдруг стена совсем обвалится?

Сначала люди ничего не смогли доказать – суды были в пользу владельца дома, да и в других инстанциях им с удивительным единодушием отказывали.

– На тот момент Лазаренко работал в правоохранительных органах, и все были на его стороне, – говорит Евдокия Чигрина. – Справедливости нам удалось добиться лишь благодаря нынешней администрации Пятигорска.

После того как в суд с иском о незаконности данного строения обратилась городская администрация, Фемида, наконец, сказала свое веское слово: в начале минувшего года Пятигорский городской суд, а затем и Ставропольский краевой суд признали данное строение незаконным. Судебные приставы, получив судебное решение и исполнительный лист 5 марта 2009 года, дали собственнику почти год на то, чтобы он своими силами снес самострой. Но никаких действий не последовало, и тогда было принято решение о принудительном сносе.

...Когда несмотря на ветер и мороз около самостроя появилась тяжелая техника, представители городской администрации, судебные приставы и журналисты, для владельца дома Андрея Лазаренко это оказалось неприятным сюрпризом. Сначала судебные приставы стали звонить в дверь квартиры Лазаренко, которая находится в этом же дворе, для того, чтобы он перегнал свое авто и освободил проезд для спецтехники. Но никто не ответил. Однако, когда стало понятно, что машину «вынесут на руках» и дом все равно начнут разбирать, господин Лазаренко вышел к прессе с пакетом документов и стал доказывать, что данный снос производится незаконно, поскольку у него-де есть разрешение на строительство и все нужные согласования. Кроме того, заявил А. Лазаренко, заседание Пятигорского городского суда от 16 января 2009 года, на котором строение было признано незаконным, прошло заочно, без его участия и участия его супруги Людмилы Лазаренко, которая является владелицей дома – они не смогли присутствовать по уважительной причине. Сейчас они подали апелляцию в Верховный суд и считают, что пока не будет принято окончательное решение, дом сносить противозаконно.

Журналисты заметили: здание в два с половиной этажа не очень-то похоже на летнюю кухню, о которой идет речь в разрешительных документах.

– Я с вами согласен. Понимаете, мы не могли назвать это домом или как-то по-другому, когда строили, просто была когда-то такая практика, – ответил А. Лазаренко.

Тут следует заметить, что благодаря такой вот «практике» «радуют» сегодня глаз в регионе КМВ многочисленные и много-этажные элитные «сараи», «летние кухни», скромные парикмахерские, волшебным образом превратившиеся в огромные торговые центры...

Начальник правового управления городской администрации Дмитрий Маркарян подчеркнул, что в 2000 году Людмиле Лазаренко было дано разрешение на реконструкцию летней кухни – небольшого помещения, в котором готовят еду.

– Собственник ввел в заблуждение службы администрации города, межведомственные комиссии, – заявил Д. Маркарян. – Он получил пакет разрешительных документов на кухню, а построил жилой дом. С точки зрения гражданского законодательства такая постройка считается самовольной, что и было установлено судом.

Елена БРЕЖИЦКАЯ

Кухня в два с половиной этажа / Газета «Ставропольская правда» / 19 февраля 2010 г.