Александр Хлопонин

Александр Хлопонин

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

– По сути дела, сегодня речь идет о том, – отмечает он, – способен ли Северный Кавказ стать субъектом модернизации или обречен превратиться в заповедник средневековых клановых традиций на территории государства, избравшего для себя путь суверенной демократии и называющего себя социальным. Решить эту дилемму призван Александр Хлопонин, «человек со стороны», назначение которого на пост полпреда президента в СКФО в ранге вице-премьера многие посчитали неожиданным и даже странным.

Как горец по рождению, который всю свою жизнь жил на Кавказе, я верю в великий потенциал всех населяющих его народов. Именно всех. Мне выпало счастье работать в Высокогорном геофизическом институте (ВГИ), участвовать в становлении этого уже всемирно признанного научного центра. Его прикладные разработки и сегодня востребованы в народном хозяйстве России, конкурентоспособны на мировой арене. Секрет успеха в том, что кадры для ВГИ подбирались не по «национальной квоте», а по профессиональным качествам. Здесь работали ради единой цели лучшие специалисты, в том числе и горцы, и славяне, и евреи, и грузины, и приехавшие на Кавказ москвичи, сибиряки, уроженцы Поволжья – другими словами, россияне. Поэтому назначение Хлопонина – московского интеллигента по образованию и сибиряка по опыту работы – полпредом на Северном Кавказе я воспринимаю как возвращение хорошей традиции, о которой мы забыли и которая сейчас востребована.

Такие «точки роста», как ВГИ, были созданы во всех северо-кавказских республиках. Не один только Нальчик сумел объединить для плодотворного труда лучший интеллектуальный потенциал страны, создать условия для работы всем, кто хотел и умел работать.

Сегодня президент РФ как бы сделал шаг в этом направлении, который знаменует начало новой, а на самом деле – хорошо забытой старой политики. Если Северный Кавказ будет и дальше вариться в собственном соку, мы действительно можем превратиться в «заповедник нищеты», со всеми вытекающими отсюда социальными и геополитическими последствиями.

Нет такого человека, который не хотел бы и не имел оснований гордиться своими предками, дорожить их обычаями и культурой. Но я категорически выступаю против шовинизма, чувства национального превосходства, национального экстремизма во всех его проявлениях, отношения к «негорцам», как к чужакам. Мы все граждане России.

Тенденция к превращению национальных республик в моноэтнические, возникшая на рубеже веков, ничего хорошего Северному Кавказу не принесла и никогда не принесет. Вынужденный исход «неместных» народов с Кавказа привел к тому, что и сами горцы стали покидать родные места, причем в первую очередь молодежь. Слом сложившегося за многие десятилетия полиэтнического уклада жизни, постепенная утрата русского языка как языка межнационального общения объективно разводят горцев по «национальным квартирам», создает противоречия и там, где их не было никогда, и там, где они были давно забыты.

Идея создания Северо-Кавказского федерального округа имеет аналоги в истории. В ХХ веке ее пытались реализовать, по крайней мере, четырежды, и всегда – в экстремальных исторических ситуациях. Сейчас возникла именно такая. Многие относятся к назначению Хлопонина как к эксперименту с труднопрогнозируемыми последствиями. И нужно обладать большой государственной смелостью, чтобы приступить к его реализации во время кризиса. Новый полпред отправляется в Пятигорск не только и не столько управлять, сколько работать на модернизацию.

С чем особенным, неожиданным, невиданным для себя может столкнуться эффективный менеджер Хлопонин на новом театре приложения сил? Разве Северный Кавказ – это не часть России и не болеет теми же болезнями, что и вся страна, только в более острой форме?

В чем заключается острота? Разгул коррупции – это проблема общегосударственная, но на Северном Кавказе усугубляемая клановостью, что порождает порой открытые проявления феодальных, по сути, форм функционирования власти.

Другая проблема – пробелы в законодательном обеспечении государственной национальной политики. Они создают серьезные преграды не только для «обеспечения общенационального единства», полноценного взаимообогащения культур, но и значительно осложняют межэтнические взаимоотношения. Скажите, как обеспечивать национальное согласие в республиках, где численное преобладание одного народа дает возможность принимать законы в интересах правящего клана, игнорируя права других народов? В условиях, когда процесс формирования гражданской нации в России далеко не завершен, это может привести и приводит к скрытым, а иногда и демонстративным формам этнократии, что противоречит не только Конституции РФ, но и международному праву, а на деле есть проявление тех же коррупции и клановости.

И наконец, надо иметь в виду, что вертикаль власти на Северном Кавказе не срабатывает чаще, чем в других регионах. Например, парламент Кабардино-Балкарии третий год не выполняет определения Конституционного суда РФ, обязавшего пересмотреть законы, принятые вне правового поля РФ, что провоцирует межнациональную напряженность в этой и без того сложной республике. И за этим тоже можно углядеть коррупционную составляющую.

Царские наместники на Кавказе выработали много методов противодействия коррупции и научились обходить ловушки. Приведу хрестоматийный пример. Река, разделявшая земли двух соседних народов, вдруг изменила русло, возник остров – кому он должен принадлежать? Решать спор прибыл наместник. По обеим сторонам реки были накрыты роскошные столы, каждая из сторон ждала его к себе. Но гость приказал переправить себя на остров, решив принять спорщиков именно там. Сюда представители народов и доставили по подносу с угощениями и традиционной водкой. Чью чарку наместник выпьет первой, думалось им, тот и выиграл... Однако арбитр вопреки ожиданиям заявил, что водку не пьет, и приказал послать за своим коньяком. И конфликт был разрешен не по «коррупционной схеме», но по справедливости. Этот эпизод до сих пор вспоминают с восхищением. Мораль: на Кавказ, образно говоря, нужно ехать со своим коньяком... И Хлопонин отвечает этому требованию. Он способен подняться над ситуацией.

Совершенно очевидно, что государственную дисциплину нужно укреплять в первую очередь там, где она, мягко говоря, хромает. Чтобы вертикаль власти не была хрупкой, в сложившейся ситуации необходимы ручное управление и уверенная рука. Сможет ли работать в таком режиме Хлопонин, несколько лет успешно возглавлявший крупнейший субъект Федерации – Красноярский край? Думаю, что да.

Назначение А. Хлопонина на пост полпреда президента РФ в новом Северо-Кавказском федеральном округе выглядит неожиданным только на первый взгляд. Вспомним, что во главе Красноярского края этот совсем молодой тогда человек встал тоже для многих «из неоткуда», не будучи «политическим тяжеловесом». Однако, имея за плечами блестящий опыт не только финансиста, но и менеджера, успешно поработавшего в реальном секторе экономики, он принялся решать проблемы гигантского края порой куда успешнее, чем «матерые хозяйственники». Ведь и этот сибирский регион тоже имел немало проблемных «отягощений». Может быть, кто-то сейчас забыл, какую роль криминал играл в жизни края до прихода Хлопонина? Где этот криминал сейчас?

Хлопонин – руководитель новой волны, человек, в силу своего опыта и образования знающий, что такое модернизация и как ее нужно проводить. Что для Кавказа сегодня важнее: сохранение традиций или модернизация? Важно и то, и другое. Но при всем уважении к традициям на первое место я бы поставил модернизацию.

Какими, на мой взгляд, должны быть критерии оценки эффективности деятельности власти? Главным и вполне контролируемым показателем деятельности как федеральных органов власти, так и региональных лидеров должно стать возвращение русских и представителей других национальностей на Кавказ. Если такой процесс происходит – значит, дела пошли на лад. Если нет – нужно менять руководителя. Полиэтничность, как одно из условий становления гражданской нации, нужно на Северном Кавказе восстанавливать, убежден, что сейчас регион в этом нуждается как никогда. Все должны понимать, что власть в демократическом государстве – это не столько привилегии, сколько – работа на результат и ответственность перед народом.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ

Сибиряк со своим коньяком / Газета «Ставропольская правда» / 6 февраля 2010 г.