Неделю назад президент России принял решение о создании нового Северо-Кавказского федерального округа, что представляется многим политически вполне обоснованным. Регион уже несколько десятилетий представляет собой самую сложную внутреннюю проблему России, и, видимо, теперь власть всерьез решила взяться за распутывание кавказского узла, который, как показывает практика, рубить – малоэффективно, а не замечать – жизненно опасно.
Александр Хлопонин

Александр Хлопонин

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Как жители края восприняли создание СКФО и включение в его состав Ставрополья, каких изменений в своей жизни ждут от этого политического решения? – с такими вопросами «СП» обратилась к людям на улице.

Мария К., 49 лет, частный предприниматель:

– Мы в шоке все! На рынке, где я торгую, работает много бывших беженцев с Кавказа – Чечни, Ингушетии. Так они всерьез говорят о том, что нужно, пока не поздно, дома продавать и поглубже в Россию уезжать, что, мол, Ставрополье от России отрезали, и теперь начнется беззаконие и вытеснение русских. У меня самой такое чувство, что нас от страны оторвали и объединили в отдельный округ с кучей проблем, которые до этого нашего края мало касались.

Владимир М., 28 лет, представитель силовых структур:

– Трудно заранее предсказать, по-разному сложиться может. Все от конкретных людей зависеть будет, от полпреда в первую очередь. Что касается нашего ведомства, так у нас и раньше особое положение вводилось, когда в какой-нибудь республике что-то случалось – захват заложников, теракт. При этом другие территории Южного округа жили на тот момент в обычном режиме и особняком от этих проблем. Думаю, что теперь усилится контроль со стороны федеральной власти за состоянием дел в соседних субъектах, с которыми по долгу службы постоянно сотрудничаем, прежде всего за работой властных органов, – нам проще станет работать. Надеемся еще, что зарплаты и довольствие нам увеличат, раз уж на официальном уровне признали, что служим мы в особо сложном регионе.

Владислав Ш., 34 года, сотрудник автосервиса:

– Поддерживаю! Но только в том случае, если за этим последует присвоение Северному Кавказу статуса особой экономической зоны, в которой будут созданы все условия для развития малого и среднего бизнеса. Под этим подразумеваю ослабление налогового бремени, возможно, даже введение налоговых каникул на какой-то определенный срок для предприятий-новичков, в первую очередь для тех, которые будут производством заниматься, а не «купи-продай». И, конечно же, снижение бюрократического давления, упрощение и снижение стоимости процедур по открытию собственного бизнеса.

Вячеслав Т., 65 лет, работающий пенсионер:

– Резко отрицательно отношусь. Наверняка ухудшится криминальная обстановка. И в экономическом плане Ставрополье от такого объединения сильно проиграет. Инвесторы будут бояться вкладывать средства в край, который находится в самом проблемном регионе России, даже отечественные, я уже о западных молчу. Курорты наши окончательно опустеют. Много туристов сейчас в кавказские республики едет? Вот и у нас то же самое будет. Пойди объясни людям, что мы хоть и часть региона, но отношения ко всему тому негативу, с которым давно связан Кавказ в понимании обывателя, не имеем. То есть пока не имели. А теперь будем иметь.

Олег И., 25 лет, программист:

– А по-моему, что в лоб, что по лбу. Что мы выигрывали от того, что край к ЮФО принадлежал? Кто-то пытался наши зарплаты, инфраструктуру, развитие экономики до уровня краснодарского или ростовского дотянуть? Если пытались, то этого явно пока не получилось. Так что и теперь вряд ли ощутимые изменения произойдут.

Валентина Г., 54 года, инженер:

– Еще на одного крупного чиновника с громадным окладом больше в стране стало. Плюс огромные средства на содержание штата, покупку и оплату лимузинов, банкетов, поездок за счет казны по стране и миру, с рабочими целями, разумеется… Радует только то, что Москва за все это дополнительное буйство VIP-жизни платить будет, а не Ставрополь. Чего жду? А чего ждать-то, вот если б меня к нему секретаршей взяли, то, может, чего и ждала…

Алина Р., 19 лет, студентка:

– Верю, что это хорошо. А что, вон Абрамовича начальником Чукотки назначали, чукчи его до сих пор добрым словом поминают, почти лондонскую жизнь им построил! Хлопонин тоже, кажется, не бедный человек, на никеле много заработал… Нет, что он из своего кармана деньги достанет и светлое будущее нам на них будет строить, не жду. Но, когда человеку о деньгах и собственных интересах не нужно думать, у него есть время думать об интересах Родины. Ведь для того, чтобы на Кавказе все наладилось, многого не надо – забудь о собственных выгодах и займись благополучием региона.

Юрий А., 41 год, безработный:

– Очень положительно отношусь. По крайней мере, если Медведев с Путиным по телевизору правду говорят, то все это сделано для того, чтобы экономику нашу поднять. Верю, что наконец займутся искоренением безработицы в крае, повышением уровня жизни, зарплат. Когда у людей работа нормальная появится, уверенность в завтрашнем дне, остальные проблемы сами собой уйдут. И я думаю, что в Москве это наконец поняли. Давно нужно было Кавказ выделить и вылечить!

Наталья ШОЛОХОВА