Луна

Луна

Девчонки обуты в валенки с привязанными к ним детскими лыжами, снег тоже настоящий – морозно-ледяной, вкусный. Ну а юные горожанки... Не так давно их отца направили в этот овцесовхоз работать директором только что отстроенной красивой школы. Поселок небольшой, все люди на виду, и потому родители разрешали своим дочкам наслаждаться сельской свободой.

Но именно в тот вечер кататься на лыжах им не особенно хотелось. Еще днем дети повсюду говорили: сегодня Рождество, Христос родится. Сестры слушали с волнением: как же это все будет? Где? Бабушка еще в городе рассказывала, что в давние времена была перепись населения, и отовсюду в Палестине собралось много людей, а у родителей Иисуса не было денег, чтобы устроиться на ночлег, и они остановились в пещере, потому что в эту ночь было не холодно и пастухи со своими животными спали под открытым небом... Старшей, Вере хотелось все рассказать самой, но младшая то и дело перебивала.

– И тогда, – свистящим шепотом говорила она, – мать Христа родила его в пещере, а рядом стояли вол и осел...

Девочки не мигая смотрели на луну, где будто в зеркале видели красивую женщину и маленького ребеночка, которого она напоила молочком и спеленала...

– А помнишь лето? – неожиданно спросила младшая сестренка старшую. – Помнишь, как сверкало зайчиками море? И мороженое – вкусное-превкусное?

Но Вера вспомнила совсем другую историю. Как возвращалась сюда из поездки на море сначала поездом, потом автобусом, на лошадях. И вдруг приехали. И Вера все увидела: темно-серую в грубых морщинах землю с пучками мертвой жухлой травы, черными корягами, чахлыми деревцами и полусонными людьми.

– Обычный наш летний «пожар», – говорили им местные жители, – все сгорело под солнцем, привыкайте...

Вера сразу повзрослела и стала скучать по городу. «Почему же так несправедливо? – думала она. – Одни живут у рек и морей, в радости и красоте, а другие – как арестанты в ссылке?».

Все изменилось ранней весной. Степь – от края и до края – вспыхнула лохмачами, степными алыми маками. После уроков дети высыпали в степь в поисках съедобных корешков и цветочков. Или просто падали на маки и смотрели в лазурное небо, будто плыли по морским волнам! Потом одно за другим стали происходить удивительные события. Младшую сестренку украл старьевщик, и мать, бывшая цыпочка-москвичка, на соседской бричке гналась за ним, а рядом мчалась неизвестно откуда взявшаяся стая собак-волкодавов. Сестру вернули домой, а через два дня случился смерч. Вой ветра перекрывал все звуки. Окна домов залепило толстым слоем пыли – и взору детей открывалась жуткая песчаная буря, в сердцевине которой извивалась черная борода смерча – существа живого и беспощадного. Каждый год в округе разносились одни и те же вести: о том, как смерч поднял ввысь повозку с ездоком да и грохнул насмерть об землю. Или рассказывали о стае голодных волков, охотников за одинокими путниками, и «мыслящей» шаровой молнии-убийце. Еще больше девочек-сестер волновали жестокие легенды о сайгаках, которых ловили в свете машинных фар и гнали по черной степи до тех пор, пока обессиленные животные не соглашались умереть под пулями охотников...

Была и еще одна история из мира той детской жизни, о которой взрослые даже не знали. Они вообще не слишком вникали в дела своих детей, наверное, помнили, как росли сами.

В какой-то особый день договаривались: завтра будем играть «в ведьму!». Выбирали самый дальний сарай, ставили на табуретку зеркало, свечу, спичку, помаду, разбрасывали по полу мусор и, став в круг, в полной темноте, дурными, сдавленными от безумного страха голосами, кричали: «Ведьма, ведьма, появись!..». Было одновременно жутко и смешно.

С тех пор прошло много лет. Прошла жизнь. Один век сменил другой. Сестры разъехались, одна живет в Москве, другая – в Ставрополе. Они часто встречаются и бесконечно долго вспоминают свою прожитую жизнь. Но более всего – не заграничные поездки, не красивый морской отдых. Они вспоминают те два года в глухом, затерянном на границе с Калмыкией овцесовхозе «Красный Маныч» где впервые в жизни на расстоянии вытянутой руки видели огромный непридуманный, но загадочный и прекрасный мир с его коровами и лошадьми, индюками, утками и гусями, ведьмами и маками, волами и ослами, смерчами и снегами. А раз в году в заветную январскую ночь они, не сговариваясь, поднимают лица к небу, чтобы хоть на секунду поймать глаза все той же вечной-вечной луны...

Светлана СОЛОДСКИХ