«Богатство, общественное достояние и благополучие: как примирить их в меняющейся Европе» – с таким докладом выступил на заседании комиссии ПАСЕ в Париже представитель Ставрополья в Совете Федерации РФ А. Коробейников.
Анатолий Коробейников – представитель Ставрополья в Совете Федерации на сессии ПАСЕ в Страсбурге

Анатолий Коробейников – представитель Ставрополья в Совете Федерации на сессии ПАСЕ в Страсбурге

© Фото: из архива газеты «СП»

По мнению сенатора, основополагающая идея Евросоюза об однородной, равно развитой и демократичной Европе пока так и не осуществлена. Расширение ЕС не решило, но усугубило его проблемы. Ключевая из них – глубочайшая внутренняя дифференциация, связанная как с уровнем развития экономики, так и с культурным фактором.

Если взять за «точку отсчета» Францию как символ «старой» Европы, то рубеж ее уровня ВВП на душу населения пересекла лишь Словения. Неуклонность экономического подтягивания Восточной Европы во многом обусловливалась катастрофой конца 80-90-х годов. Кризис был столь глубок, что Венгрия вышла на показатели 1980 года лишь в 1996-м, то есть через 16 лет, Польша – в 2003-м, Чехия и Румыния – в 2008-м, а Болгария вряд ли скоро достигнет этого рубежа.

Отсталость в развитии стран Восточной Европы носит качественный характер. Кроме Словакии (с ее мощной нефтепереработкой и химпромом при малом населении), все они, включая территорию бывшей ГДР, в кризис пострадали сильнее «старой» Европы. Причиной тому – модель евроинтеграции. Новые члены ЕС переориентировали свою внешнюю торговлю на внутренний рынок, что наряду с кризисом, во-первых, способствовало разрыву торговых связей с Россией и, во-вторых, в силу неконкурентоспособности предлагаемой высокотехнологичной продукции запустило процесс их деиндустриализации.

Западный капитал в Восточной Европе, как правило, паразитирует на имеющихся ресурсах. По признанию президента Чехии В. Клауса, вступление в Евросоюз превратило страну в «объект выкачивания денег». Во всех странах Восточной Европы сальдо текущих операций платежного баланса еще до начала кризиса было намного хуже, чем в 1990 году, последнем году существования соцсистемы. При хроническом характере это означает «жизнь в долг» с высокой зависимостью от внешних шоков и рисками девальваций либо (в случае вступления в зону евро) ухудшение социальной защиты.

Финансовая помощь со стороны ЕС? Структурные фонды Евросоюза выделяют средства на весьма жестких условиях. Так, в 2007 году Румыния могла получить 2 миллиарда евро, но реально ей выделили лишь 400 миллионов из Фонда рыболовства. Тогда как ее взнос в бюджет Евросоюза составил 1,1 миллиарда. Румыния, по сути, выступила донором ЕС.

Мне представляется, подчеркнул в заключение А. Коробейников, что принцип действия ЕС в странах Восточной Европы таков: «Возьмите наши стандарты, а мы возьмем ваши ресурсы и уничтожим то, чем вы можете конкурировать с нами». Это напоминает неоколониальную модель сотрудничества.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ

Неоколониализм в Европе / Газета «Ставропольская правда» / 16 декабря 2009 г.