Итак, штаб сводного отряда (весьма далекого от авиации), к которому прикомандирован экипаж вертолета Ми-8. Для чего винтокрылая машина? Да для того, чтобы смену на отдаленные блокпосты доставить, боеприпасы, снаряжение. А в случае необходимости – и огнем поддержать: на подвеске нурсы (неуправляемые реактивные снаряды) – оружие очень серьезное. Но сейчас речь не о боях, а о серых буднях.

Итак, выполнив задание, вертолетчики приземлились не на бетонке (как положено), а на земляной площадке. Заглушили моторы, сдали машину под охрану. Утром экипажу предстояло выполнить экстренный полет: доставить дрова, палатки и личный состав на новый заслон в предгорье, где бандиты начали чувствовать себя как дома. Только вот незадача: часов восемь подряд лил дождь. Да что там дождь – ливень. Земля раскисла так, что к вертолету только в резиновых сапогах можно было подойти. А как дрова, палатки грузить?

«Разруливать» ситуацию пришлось старлею-борттехнику. Пообещав зампотеху сводного отряда энное количество спирта, он предложил с помощью бэтээра вытащить винтокрылую машину на бетонку. Договорились.

Командир отряда вышел из своей палатки к финалу этого действа: восьмиколесная бронированная машина тащила на тросе «восьмерку» за переднюю стойку. Сладко потянувшись, офицер то ли спросонья, то ли в шутку, то ли по незнанию (пехота, что с нее возьмешь) многозначительно изрек:

– Ага, аккумуляторы сели, теперь с буксира заводите…

Хохот грянул такой, словно вертолет и вправду завелся…

Алексей ЛАЗАРЕВ