Как мы уже сообщали, на прошлой неделе в Кисловодске зверски убили 84-летнего инвалида войны Александра Штамова. Ветераны

Уже на следующий день после трагедии в редакцию «СП» пришло письмо из ФРГ от сына погибшего, Юрия, сообщившего эту страшную новость. Он не случайно обратился именно в «Ставрополку». Два года назад наша газета расследовала скандальную судебную тяжбу: судья городского суда Кисловодска предъявил ветерану иск за оскорбление. Юрий Штамов пишет, что «в результате вмешательства вашей газеты история эта закончилась вполне благополучно, дело было закрыто, а отец даже получил от МЮ РФ компенсацию по суду за незаконное привлечение в размере 50 тысяч рублей». И вот теперь эти 50 тысяч рублей, а также две тысячи долларов, что хранились в квартире, стоили ветерану жизни…

Я не раз бывал у Александра Анатольевича дома. Даже рюмку как-то пришлось поднять – фронтовик настоял. При первой встрече он меня поразил четкостью и безупречной логикой суждений. А еще взрывным темпераментом: минуту назад сидел маленький, согбенный старичок – и вот он уже клокочущий вулкан. И это на девятом десятке.

Судя по рассказам самого Штамова и тех людей, которые его близко знали, фронтовиком Александр Анатольевич был самым что ни на есть геройским. «В армию его призвали в 1943 году. Освобождал Кавказ от фашистских захватчиков, имел восемь боевых наград, – вспоминает председатель Союза пенсионеров Кисловодска Геннадий Попков. – Был много раз ранен, дважды тяжело контужен. После последней контузии в течение нескольких месяцев не мог говорить». После войны А. Штамов окончил два техникума и несколько десятилетий работал прорабом, мастером на различных стройках и в системе ЖКХ. В том числе с 60-х годов – в Кисловодске. Штамова считали очень деятельным, грамотным специалистом.

И даже, когда на пенсию вышел, не мог сидеть спокойно. В Союзе пенсионеров слыл одним из самых активных членов. По всем тяжбам, связанным с ЖКХ и строительством, пенсионеры шли к нему. И Штамов тут же ввязывался в схватку. Как общественного защитника его хорошо знали и в городском, и в мировом суде. Иной раз Александра Анатольевича «заносило». Как, вероятно, в случае конфликта с судьей городского суда Баскаевым. Но и судья мог бы быть выдержаннее. Тем более что Штамов знал его родителей, очень тепло о них отзывался. Да и обвинять ветерана, который полвека прожил на Кавказе и женат на грузинке, в кавказофобии вряд ли было уместно. Как ни «прессовали» старика местные правоохранительные органы, тот не отступил. Многомесячные баталии закончились тем, что руководство Министерства юстиции извинилось перед Александром Анатольевичем и выплатило ему за моральный вред компенсацию в 50 тысяч рублей.

Деньги Штамов получил наличными и припрятал в квартире. Знали об этом только близкие…

В прошлую среду, примерно в десять утра, его супруга Елена Георгиевна замкнула входную дверь на два оборота ключа и отправилась по магазинам. Когда уходила, Александр Анатольевич был, как обычно, в своем маленьком кабинете. Вернулась через час. Стала отмыкать дверь и сразу почувствовала неладное: замок был заперт на один оборот. Вошла и опешила – в квартире все вверх дном. Кинулась в кабинет мужа и там увидела ужасную картину: весь в кровоподтеках Александр Анатольевич сидел привязанный скотчем к креслу, на шее – телефонный провод, на голове – полиэтиленовый кулек. Тело было еще теплое, но фронтовик уже не дышал.

На похороны ветерана пришли в основном друзья, знакомые, члены Союза пенсионеров да несколько журналистов (ни местные власти, ни военкомат на прощание с фронтовиком никого не отрядили). Почти никто из присутствовавших еще не знал самого ужасного в этой истории. Часа за три до церемонии прощания с ветераном пресс-служба следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ставропольскому краю распространила сообщение: преступление раскрыто по горячим следам. Выяснилось, что это 40-летняя падчерица Александра Анатольевича уговорила свою приятельницу и ее родственника ограбить отчима. Она начертила им план квартиры, рассказала, где хранятся деньги, дала знать, когда Елена Георгиевна отправилась по магазинам.

Что именно услышал сквозь дверь Александр Анатольевич, мы пока не знаем – убийца в бегах, но его подельницы задержаны. Вероятно, придумал какое-то поручение от падчерицы, назвал ее имя. Когда ветеран отомкнул дверь своими ключами, думаю, ему стали угрожать, запугивать – вряд ли преступники с самого начала собирались убивать старика. Да только не на того нарвались – Александр Анатольевич, судя по всему, полез в драку. И тогда убийца ударил его цветочным горшком по голове, придушил проводом, привязал к креслу. А потом, в остервенении, решил и вовсе покончить с дедом – натянул ему на голову несколько полиэтиленовых пакетов.

Обо всем этом люди, с которыми разговаривал на похоронах, еще не знали. Но когда я словно ненароком спрашивал о падчерице, уходили от разговора. Пока одна старинная приятельница семьи не проговорилась: мол, тяжело с ней общаться, с гонором женщина. Очень любит красиво жить...

Николай БЛИЗНЮК

Последний бой фронтовика / Газета «Ставропольская правда» / 1 декабря 2009 г.