На сегодняшний день Ставрополье – это единственный регион в стране, в котором идет экспериментальная программа «семейный участковый». По утвержденному руководством ГУВД по СК временному положению в программе задействованы 48 «анискиных».
Экспериментальная программа «семейный участковый»

Экспериментальная программа «семейный участковый»

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

-Эти участковые специализируются на работе с семьями, в которых кто-то из взрослых по каким-либо причинам состоит на профилактическом учете. Сотрудники милиции вправе информировать о поведении домочадцев органы власти, вносить свои документы на рассмотрение комиссий по профилактике, инициировать оказание семьям помощи со стороны соцзащиты, – рассказывает начальник управления организации деятельности участковых уполномоченных милиции и подразделения по делам несовершеннолетних ГУВД по СК Александр Бурков.

В обязанности семейного участкового входят также реабилитация ранее судимых граждан, беседы с наркоманами, обеспечение временного пристанища для найденных безнадзорников. В милиции сетуют, что это не их задача – «воздействовать» на родителей, чтобы те потом нормально воспитывали своих детей. И все же опыт ставропольской экспериментальной площадки, рассчитанной на десятилетия вперед, уже сейчас перенимают стражи порядка из других регионов.

Мы решили посмотреть, как на деле осуществляется подобная работа. Участковый уполномоченный по работе с неблагополучными семьями Арсен Гятов первым делом предложил взглянуть в специализированный «Журнал учета»: туда ежедневно попадают все сведения о жизни его подопечных. Более сотни семей находятся на заметке (по выражению сотрудника) у каждого участкового. В некоторых домах Арсена принимают как родного. В основном, это семьи, где, выражаясь языком протокола, наблюдается «обстановка оздоровления». Но для большинства подопечных семейный участковый – нежеланный гость в доме. Оно и понятно: приходит без звонка, читает мораль, грозится комиссией. Работа Арсена сродни детективной – он знает все перипетии жизни состоящих у него на учете. Причем большее количество фактов получает от их соседей, учителей, сослуживцев. Самым страшным в своей работе называет процесс лишения родительских прав: когда ошарашенных взрослых приходится оттаскивать от детей, которых приезжают забирать члены комиссий по делам несовершеннолетних. Арсен и рад бы забыть страшные картины рыданий родителей-алкоголиков, да вот только в последнее время видит подобное чуть ли не каждую неделю…

Валентина ФИСЕНКО