В условиях экономического кризиса труднее всех пришлось тем, кого принято называть «социально незащищенными», – ветеранам, инвалидам, безработным, многодетным... Всем им потребовались срочные меры поддержки из федерального, регионального и муниципальных бюджетов. О том, насколько эффективной была эта помощь, корреспондент «СП» беседует с министром труда и социальной защиты края А. КАРАБУТОМ.
Карабут Алексей Павлович

Карабут Алексей Павлович

– Вы, наверное, помните, как в начале этого года, когда кризис только набирал обороты, социологи говорили об опасности для физического выживания тех, кто оказался за чертой бедности. Можно ли говорить теперь о том, что худшие опасения не сбылись?

– Да, безусловно. Экономика постепенно оживает, об этом можно судить хотя бы по динамике снижения уровня безработицы в нашем крае. Все-таки 2,1 процента – таков октябрьский показатель количества незанятых по отношению к численности трудоспособного населения – вовсе не является «кризисным». Удалось в крае и существенно снизить задолженность по оплате труда, только в прошлом месяце эти долги сократились почти на 24 миллиона рублей. И, конечно, можно уже говорить о том, что социальная направленность нашего регионального бюджета – это не миф, а реальность, которая помогла выжить в кризис сотням тысяч людей. Кстати, это вовсе не мое мнение по поводу ставропольской краевой казны. Вот федеральное издание – журнал «Бюджет», в котором анализируются ассигнования различных регионов на меры социальной поддержки населения. Здесь приведены конкретные цифры и опубликовано резюме редакции о том, что самая высокая доля расходов на социальную политику в первом полугодии 2009 года среди всех субъектов Российской Федерации именно в Ставропольском крае – 23,9 процента расходной части бюджета, самая низкая – на Чукотке, всего 6,8 процента.

– А как же секвестрирование, которого все же не удалось избежать в течение этого года?

– Урезали расходы и экономили на чем угодно, но только не на мерах социальной поддержки. И я думаю, это вполне разумный подход краевого правительства и депутатов. Все-таки почти 800 тысяч человек на Ставрополье получают ту или иную помощь из бюджета. Им без нее не обойтись, учитывая невысокий уровень жизни. Так можно ли урезать эти расходы, тем более в кризисные времена? Ответ, я думаю, очевиден. Только на поддержку федеральных и краевых льготников уже израсходовано более шести миллиардов рублей. Ежемесячные денежные выплаты получают около 62 тысяч ветеранов труда Ставропольского края и 165 тысяч ветеранов труда РФ, тысячи тружеников тыла, жертв политических репрессий. Более миллиарда рублей из краевого бюджета израсходовано на ежемесячные пособия на детей. Кстати, эти выплаты у нас самые высокие по сравнению с другими регионами Южного федерального округа. Жилищные субсидии – тоже очень затратная статья для регионального бюджета. И средств на них израсходовано в полтора раза больше, чем в прошлом году, помощь сегодня получают более 90 тысяч семей в крае. Согласитесь, что для сельского или городского пенсионера сэкономить 1328 рублей в месяц только на оплате коммунальных услуг – таков сейчас средний размер субсидии – вполне ощутимая и конкретная помощь. Причем все эти разновидности социальной поддержки финансировались в полном объеме и без задержек. Долгов у краевого бюджета нет. Уверен, что не будет и в дальнейшем. Увеличивая платежеспособность наших земляков, мы тем самым боремся с кризисом. И это помогло пережить нелегкие времена очень многим нашим землякам, в том числе потерявшим работу. Для тех, кто попал в трудные жизненные ситуации, был разработан краевой закон «О государственной социальной помощи населению в Ставропольском крае». На его реализацию уже потрачено более 33 миллионов рублей из бюджета. Плюс к этому министерству удалось привлечь более пяти миллионов внебюджетных средств. Они израсходованы в основном на продукты питания, одежду и средства реабилитации.

– И тем не менее последствия кризиса все же ощущают очень многие. На работу министерства труда и соцзащиты это тоже влияет?

– К таким последствиям можно отнести значительно возросший спрос на места в домах-интернатах для престарелых и инвалидов. Еще два-три года назад очередей в такие учреждения у нас в регионе не было. Сейчас – примерно 200 человек в списке очередников. Но причина, я думаю, не только в кризисе. Просто в последние годы удалось значительно поднять уровень медицинского, бытового обслуживания в таких интернатах, создать там для постояльцев очень приличные условия. Сейчас такие учреждения – это вовсе не те, прежние «стардома», в которых доживали свой век одинокие люди. Некоторые из нынешних интернатов вполне соответствуют самым высоким европейским стандартам. И далеко не всякая семья способна обеспечить для своих стариков такие же комфортные условия. Что касается очереди – уверен, мы сможем решить и эту проблему, если в этом нынешнем откроем еще один интернат в Курском районе.

– Наша газета писала о проблеме, связанной с закрытием ведомственных домов для престарелых. Многие их постояльцы не хотели переезжать далеко от родных мест в государственные учреждения соцзащиты.

– Помню эту публикацию. И лично встречался потом со всеми, кому пришлось переехать. Недовольных своим новым местом жительства среди них фактически нет. Признают, что условия улучшились – и медицинское обслуживание, и питание, и досуг. А проблему социального обслуживания престарелых и инвалидов без отрыва от родных мест, я думаю, нужно решать, развивая многопрофильные центры дневного пребывания в городах и районах. Недавно мы открыли такой центр в Степновском районе, отремонтировав и переоборудовав здание бывшего дома быта. Точно так же переоборудовали бывший детский сад «Росинка» в Ставрополе. На очереди открытие новых учреждений социального обслуживания в Изобильненском и Красногвардейском районах. Сейчас там ведутся ремонтно-строительные работы.

– В редакцию обращаются инвалиды, которые пишут о проблемах с трудоустойством. Многие готовы отказаться от социальной помощи, если получат возможность трудиться и зарабатывать самостоятельно.

– Да, сегодня – это проблема. Ее мы многократно обсуждали на заседаниях краевого координационного совета по делам инвалидов. Пока что работу имеют примерно треть инвалидов трудоспособного возраста. Ежегодно увеличивается количество людей с ограниченными возможностями, которые состоят на учете в центрах занятости. И работодателей тоже можно понять – какой смысл создавать специализированные рабочие места для инвалидов, предоставлять им положенные по закону льготы, если в очереди на трудоустройство достаточно вполне здоровых людей? Проблема в том, что в налоговом законодательстве для директоров пока мало стимулов, чтобы они заботились о рабочих местах для людей с ограниченными возможностями. И многие специализированные предприятия Всероссиийского общества инвалидов, которые лишились льгот по налогообложению, прекратили существоание. Было их в крае когда-то около десятка, а осталось всего три. Так что решить эту проблему можно будет только при корректировке федерального законодательства. Остается надеяться на помощь наших депутатов в Госдуме РФ. Они об этих бедах знают.

– Каковы объемы социальной помощи в очередном краевом бюджете?

– Удалось уже обосновать и согласовать основные стаьи расходов на будущий год. Пока планируется, что финансирование социальных программ в крае возрастет на 178 миллионов по сравнению с нынешним уровнем. Так что бюджет по-прежнему будет социально ориентированным. Ну а если говорить о более далекой перспективе, в Стратегии разития социально-трудовой сферы до 2020 года, которая разработана в нашем министерстве, прогнозируем, что можно значительно уменьшить количество бедных и социально незащищенных людей в нашем регионе, если помощь им будет иметь адресный характер. Ведь дело в том, что немало жителей края не попадают в категорию малообеспеченных по чисто формальным признакам. К сожалению, люди, у которых есть работа, порой не могут похвастать достатком в семьях и на самом деле беднее пенсионеров и инвалидов, которые получают социальные пособия. Разве им не нужно помогать? Пока что невысок уровень жизни многих людей, особенно в сельской местности. Поэтому социальная нагрузка бюджета – это печальная необходимость. Но будем надеяться на грядущий подъем экономики. Уменьшить социальные затраты можно будет, когда появятся новые производства, рабочие места, и работодатели начнут выплачивать достойные зарплаты. Надеюсь, что такая перспектива не заставит себя ждать.

Александр ЗАГАЙНОВ