Ставропольские меломаны продолжают вспоминать и обсуждать события нынешней «Музыкальной осени Ставрополья»: есть о чем поговорить!
Несомненно, в ряду самых ярких страниц юбилейного, 40-го фестиваля стал сольный концерт в Ставрополе лауреата международных конкурсов, солиста Московской академической филармонии Ивана Почекина. Наиболее внимательная часть завсегдатаев краевой филармонии запомнила это имя еще в июне, когда талантливый молодой скрипач приезжал к нам вместе с прославленным Государственным академическим симфоническим оркестром им. Е. Светланова во главе с маэстро Марком Горенштейном. Тот концерт стал двойным сюрпризом для ставропольцев: и встреча с выдающимся коллективом, и знакомство с восходящей звездой музыкального мира. Неудивительно, что имя Ивана Почекина в программе «Музыкальной осени» привлекло пристальное внимание, а на его концерте в Ставропольском академическом театре драмы им. М. Ю. Лермонтова был настоящий аншлаг. Иван Почекин

И гость не разочаровал! Зал, буквально затаив дыхание, следил за каждым движением музыканта, покоренный его мощной, эмоционально сочной исполнительской манерой, его свободным – в хорошем смысле слова – поведением на сцене, непринужденностью, с которой молодой скрипач пережидал паузы, давая симфоническому оркестру Ставропольской краевой филармонии озвучить свою часть программы. Он уверенно-спокойно стоял посреди сцены, чуть наклонив голову, со скрипкой под мышкой и, казалось, совсем не замечал устремленных на него сотен глаз. А, может, и правда не замечал? По тому, как глубоко «уходил» музыкант от всех нас, когда начинала петь его скрипка, вполне можно подумать, что он жил в эти минуты где-то отдельно, и никто ему был не нужен...

Конечно же, все на самом деле не так, в чем убедила наша беседа. Тогда-то и выяснилось, что Иван прекрасно видит зал, что публика для него – не безликая и безмолвная масса, и каждый концерт, при всей схожести с другими такими же, – конкретная и всегда важная часть жизни и творчества. Слитность его со скрипкой трудно передать словами. Что отчасти объяснимо, наверное: с ней он не расстается, с тех пор как отец подарил Ване на его пятый день рождения этот инструмент. А Музыка окружает его вообще с первых дней, поскольку мама – педагог по классу скрипки, а папа – известный в мире скрипичный мастер. Естественно, что все друзья и гости дома в основном из музыкантов. Да к тому же знаменитых. Кто-то скажет: ну так этому юноше на роду написано играть! Написано-то оно написано, да только потрудиться и самому надо ой как немало... Ремесло в любом деле вещь первостепенная, добываемая потом и усердием, считает и сам музыкант. Хотя первые несколько лет общения со скрипкой запомнились прежде всего требовательностью со стороны родителей.

– Заставляли играть как раз тогда, когда так хотелось побегать с ребятами во дворе, – с юмором «жалуется» Иван. – Я вообще был с ленцой, правда, в школе дела шли неплохо, если и без выдающихся успехов, то оценки в основном получал приличные... Только лет в двенадцать начал понимать музыку по-настоящему. И теперь благодарен своим родителям за то, что «заставляли», направили куда следует...

Глядя на него сегодня, трудно поверить в это самокритичное «с ленцой». Виртуозное владение инструментом просто так не дается, будь ты трижды гениален. Только постоянные многочасовые занятия способны сделать из одаренного и подающего надежды действительно мастера.

Дебют Ивана Почекина состоялся в 2002 году в Большом зале Московской консерватории, где пятнадцатилетний скрипач блистательно исполнил Второй скрипичный концерт Прокофьева. Сейчас его имя можно увидеть на афишах лучших концертных залов мира. К тому же он уже успел прославиться тем, что первым записал компакт-диск со «всем Паганини»! При этом с детства остается верен инструментам, изготовленным руками отца, Юрия Геннадьевича. Пробовал, естественно, и другие, в том числе знаменитые скрипки Страдивари, но в конце концов решил, что ему ближе именно отцовские. Впрочем, многие музыканты отдают предпочтение скрипкам русского мастера Почекина. Юрий Геннадьевич первым в роду в юности увлекся «конструированием» музыкальных инструментов. И уже совсем скоро две его скрипки принесли ему первую премию на всесоюзном конкурсе. Естественно, музыкальный мир его заметил, последовало направление Министерства культуры на учебу в Италию – на родину знаменитых мастеров.

– Папа делал инструменты для очень многих известных исполнителей, таких, например, как Борис Гольдштейн, Михаил Уткин, – с негромкой, но четко различимой гордостью рассказывает Иван. – Мне повезло с детства общаться с самыми выдающимися музыкантами, с которыми работал отец. Правда, я не сразу понял это, а когда подрос, вошел в ум, – оценил.

Иван принадлежит к поколению, которое принято считать весьма рациональным. ( «Я – постсоветский», – говорит он о себе.), если не сказать расчетливым. Наверное, не стоит так говорить сразу о целом поколении, и все же меня так и подмывало спросить, почему он не пошел, например, в эстраду, где предприимчивые люди гребут большие деньги...

– Деньги – это одно, а музыка – другое... Деньги можно делать на всем, смотря что ты ждешь от жизни, – размышляет Иван. – К сожалению, многие вообще не хотят ничего делать, а просто хотят много денег. И выбирают профессию в зависимости от того, где «больше дают», занимаются чем-то не своим, может быть, даже не понимая этого. По-моему, из-за этого в нашей стране становится все меньше настоящих профессионалов. Часто приходится с этим сталкиваться в самых разных сферах жизни.

Ивана Почекина в числе еще нескольких его ровесников с юных лет записали в вундеркинды. Сам он с этим категорически не согласен! И очень рад, что с раннего детства не играл на конкурсах, вышел на большую сцену только в 15-16 лет. Ведь многие так называемые вундеркинды просто не выдерживают слишком ранних психологических нагрузок, требуемых конкурсной суетой, а то и интригами. И нередко случается, что у них уже к годам двадцати просто нет сил для творческого роста. Фактически идет эксплуатация детских способностей ради амбиций взрослых, считает Иван. А еще ведь не секрет, что на многих конкурсах победители заранее «просчитаны»... Хотя реальная расстановка сил все равно очевидна.

– Как бывает и в большом спорте!.. Это, естественно, неприятно. И непонятно, зачем серьезным музыкантам, можно сказать – олигархам от музыки, вроде Спивакова, например, распределять премии «нужным» конкурсантам? Какой в этом смысл?

Слушая своего молодого собеседника, не уставала дивиться рассудительности, казалось, не свойственной его летам. К счастью, вскоре обнаружилось, что при всей внешней серьезности он остается вполне человеком своего возраста: ближе всего Ивану музыка романтическая, в репертуаре Почекина заметное место отведено Баху, Вивальди, другим гениальным композиторам, сочинявшим в стиле барокко.

– Но я люблю играть и современную, не только что написанную, а, например, Альфреда Шнитке, Владимира Мартынова, известного авангардиста, – добавляет Иван. – После них музыка столетней давности кажется такой простой! Совсем другой взгляд появляется, это очень нужно и полезно.

Для Ивана, как он сам считает, при всем огромном «спросе» на молодого исполнителя, продолжается процесс ученичества, а среди музыкантов ориентирами для себя называет своего замечательного педагога, профессора Виктора Третьякова, выдающуюся скрипачку Татьяну Гринденко (известную смелыми шагами в так называемом новом пространстве музицирования), основателя легендарного камерного скрипичного квартета Томаса Цейтмайера, прославившегося оригинальными интерпретациями... Однако Иван старается следовать старому доброму правилу: не сотвори себе кумира.

– Нужно прислушиваться к лучшим, но ни в коем случае не повторять их! Этому меня всегда учил мой главный педагог Вениамин Варшавский, мой крестный отец, до сих пор дающий мне очень многое. Мне близок его принцип «ни на кого не ориентироваться».

Прохладное, мягко говоря, отношение молодежи к классике Иван рассматривает философски. Он вообще считает, что она, молодежь, ко всему прохладно относится! Разве к эстраде она относится лучше? Ликующие толпы фанатов на эстрадных концертах – не более чем использование возможности просто веселиться! Там музыка сама по себе не так и важна. Просто на эстрадных концертах дозволяется попрыгать и выбросить излишек молодой энергии. На классике этого нельзя, значит – становится скучно. Хотя есть уже немало молодежи, повернувшейся к классике. Причем Иван имел возможность видеть это и в России, и за рубежом. Закрепившуюся на Западе моду на классику оценивает неоднозначно. Да, люди регулярно ходят на концерты, но часто именно «для престижа». А еще многое зависит от репертуара. Если, например, в Германию привезти программу Прокофьева, Шостаковича, Чайковского, как правило, зал будет неполный. А вот если Бетховена, Брамса – будет народ. На русских исполнителей и русские оркестры чаще приходят живущие там наши бывшие соотечественники. В Японии публика ходит на имена, особенно это проявляется в отношении вокалистов.

Не могла я не задать успешному молодому человеку и такой вопрос: многие талантливые ребята стремятся уехать за рубеж, причины понятны – в России сейчас не очень комфортно живется, как с этим у Почекина? Ответ опять получился неожиданно оригинальным:

– У меня с этим вопросом особые отношения. Мои родители уже десять лет живут в Испании, в Мадриде, и я сам некоторое время жил за границей, почти год вообще не был в России, но, знаете, потянуло на Родину! Хочу жить здесь... А вообще сегодня уже меньше уезжают за границу, те, с кем я учился, все в основном в Москве живут.

Родители же переехали в Испанию осознанно: отцу хотелось куда-нибудь в теплый климат... (Кстати, Почекин-старший родом из Грозного, где учился до семнадцати лет, наверное, от него Ивану передалась любовь к кавказской кухне). Младший брат Ивана – Михаил – тоже скрипач и тоже с интересом смотрит на Россию. Вот такая почти международная династия получается.

– Семья у нас немножко сумасшедшая, все разговоры постоянно только на одну тему! Работа и дом смешались... Правда, сейчас находимся, как правило, в разных странах. Своя семья? Пока не до этого, хочу еще многое сделать, времени и так не хватает.

График у него и в самом деле напряженный. Проехал с концертами уже около двадцати городов России – Казань, Петербург, Ульяновск, Калининград, Сочи, Петрозаводск... В декабре предстоит тур на Дальний Восток.

Выступление в Ставрополе состояло из двух абсолютно разных отделений. Первое, как его охарактеризовал сам музыкант: просто (!) виртуозный концерт вместе с симфоническим оркестром, эффектный и яркий. Помимо уже сказанного можно только добавить, что молодой гость явно заразил своим вдохновением и напором наших музыкантов, особенно это было заметно по тому, как взволнованно-радостно работал за пультом дирижер Андрей Абрамов. Второе отделение более разнообразное: музыка Тартини – обработанный скрипачом Крейслером, осовремененный барокко; Чайковский – русская меланхоличная музыка. Здесь Ивану замечательно – чутко и очень тонко – помогала пианистка, концертмейстер Ставропольской филармонии, лауреат международного конкурса Ольга Козырева. И, наконец, Шестая соната Эжена Изаи, выдающегося бельгийского композитора-скрипача начала ХХ века, очень популярного и сегодня. Сложнейшая, наполненная неповторимой энергетикой, какая-то «намагниченная» причудливая вязь звуков. Но можно ли пересказать Музыку?!

А что же помимо? Иван честно признался: он человек азартный. Наряду с классикой ценит и «другую» музыку – рок, эстраду. Ему вообще нравится все талантливое. Не чужд и спорта, раньше сам занимался футболом, сейчас в основном болеет – за «Спартак»! Любит азартные игры, с удовольствием готов сразиться в... карты.

– Меня это... успокаивает. Но скажу сразу – я не игрок! Просто процесс нравится. Вот ездить не люблю, так хочется посидеть на одном месте... Всегда, видимо, человек хочет того, чего ему недостает.

Интересный парень, правда? У него еще все впереди. Аплодисментов уже достаточно. И цветов ставропольские девушки подарили немало. И городов, и стран было тоже много. А его тянуло в Россию, по которой теперь колесит, кляня дальние расстояния и с жадным молодым любопытством всматриваясь в эти неоглядные родные дали...

Наталья БЫКОВА

Потянуло на Родину... / Газета «Ставропольская правда» / 23 октября 2009 г.