Год молодежи

Руководителем проекта в ЮФО является Татьяна Банщикова, кандидат психологических наук, доцент, заведующая лабораторией психологии профессионализма Северо-Кавказского государственного технического университета, которая в течение ряда лет занимается проблемами молодежного рынка труда в Ставропольском крае. Сегодня она отвечает на вопросы нашего корреспондента.

– Татьяна Николаевна, легко ли сейчас быть молодым, если иметь в виду возможность реализоваться в трудовой деятельности, построить карьеру? Как с этим у ставропольской молодежи?

– К сожалению, молодым и в России, и на Ставрополье нелегко. 47 процентов населения нашего края – сельские жители, а работы на селе нет. Молодежь пытается перебраться в город, особенно это характерно для тех, кому от 20 до 30 лет. 44 процента из них причиной миграции называют низкую заработную плату в родных местах, 43 – отсутствие рабочих мест вообще. Я опираюсь на данные социологических исследований 2008 года, но они с тех пор мало изменились.

– А что предлагает им город, например, Ставрополь?

– В основном работу на стройках, в сфере обслуживания, в торговле. Есть какое-то количество рабочих мест в зонах отдыха курортных городов.

– Более половины выпускников высших и средних профессиональных учебных заведений края не работают по специальности. Чем это объяснить?

– Во время проведения проф-ориентационной акции дове-лось побывать на многих встречах работодателей со студенческой аудиторией. Студенты регулярно задавали вопрос, почему везде требуются, в первую очередь, специалисты со стажем. Увы, такова реальность: в условиях кризиса, усилившейся конкуренции между предприятиями и компаниями их руководители делают ставку на опытных работников.

Но дело еще и в несоответствии спроса и предложения на рынке труда края. Фигурально выражаясь, нужны 99 сантехников и один экономист. А предложение – с точностью до наоборот.

Сегодня на Ставрополье востребованы специалисты со средним профессиональным образованием. Сварщики, экскаваторщики, мастера по электротехническому оборудованию, средний медперсонал. Экономист, даже с высшим образованием, может, в лучшем случае, устроиться кассиром в магазин. Руководители производственных предприятий и компаний говорят: возьму выпускника вуза на должность юриста, если у него есть второе, техническое образование, пусть даже на уровне техникума.

Можно вести речь и об определенном завышенном уровне притязаний молодых при устройстве на работу. Например, выпускник вуза узнает, что средняя зарплата специалиста на предприятии или в учреждении – 15-17 тысяч, а ему предлагают 7-8. Он отказывается, не учитывая, что более высокий заработок у тех, кто уже имеет стаж работы здесь, как-то себя зарекомендовал, получил повышение... Данные исследования «Молодежь Ставропольского края» говорят, что минимальная заработная плата, за которую согласилась бы работать современная ставропольская молодежь, составляет 16400 рублей, причем более чем у 65 процентов так заявивших не было прежде никакого опыта трудовой деятельности.

Более трети всех безработных в Ставропольском крае – молодые люди в возрасте до 30 лет.

– Хороший заработок является главной мотивацией молодых при трудоустройстве?

– Я сказала бы, что главный мотив – желание успешности, как они ее понимают. При этом возможность самореализации в профессиональной деятельности более значима для девушек, чем для юношей. По данным социологических исследований, на этот фактор как назначимый указывают 37,9% представительниц слабого пола и 29% – сильного. Девушки же чаще, чем юноши, мигрируют – как внутри края, так и за его пределы – в поисках удовлетворяющей их работы. Ежегодно много молодых ставропольчанок уезжает в Москву.

– А не в поисках гламурной жизни и олигархов, по их мнению, в столице валяющихся на дороге, они едут?

– У кого-то, вероятно, есть и такие мечты. Но в основном, на мой взгляд, это целеустремленные, мобильные, имеющие карьерные притязания молодые женщины. Приведу пример. Я присутствовала на встрече со студентами известного в крае, состоявшегося делового человека, сказавшего, в частности, что в определенной мере своими успехами он обязан жене, которая стала его тылом, согласилась посвятить себя семье и быть на вторых ролях. В аудитории оказалось много девушек, и мы решили провести блиц-опрос на тему, кто из них согласен повторить судьбу этой женщины. Выяснилось, что таковых лишь одна треть. Еще процентов тридцать претендовали на роль первой скрипки в семье, а остальные хотели делать карьеру на паритетных с мужем началах.

– Занимается ли ваша лаборатория анализом критериев отбора работодателями молодых специалистов? Например, каковы требования к личностным качествам будущего работника?

– Такие опросы проводятся. Что интересно, многие руководители смотрят даже не на образование в первую очередь, а именно на личностные качества претендента. Требуются целеустремленность, гибкость ума, мобильность, эмоциональная устойчивость. Особо приветствуется высокая мотивация к работе. В ряде организаций и предприятий края существуют психологические службы, располагающие целым комплексом диагностических методик; кроме диагностики, будущий работник проходит собеседования в отделе кадров, в администрации и т. д. На каждом этапе отбора кого-то отсеивают. В конце концов собираются все заинтересованные лица, рассматривают документы претендентов, результаты интервью, выводы психологов, выносят окончательное решение.

– Ого! А если человек застенчив или замкнется во время интервью? Да мало ли каким может быть его сиюминутное эмоциональное состояние!

– Мы тоже говорим: вот наберете вы одинаково мобильных, настроенных на карьеру и креативных! А кто будет их идеи доводить до конца, заниматься будничной кропотливой работой? Но такова сейчас жизнь – бешеный ритм, конкуренция...

Лариса ПРАЙСМАН

Легко ли быть молодым? / Газета «Ставропольская правда» / 20 октября 2009 г.