Сегодня в Ставрополе открывается краевое совещание педагогов, на котором традиционно обсуждаются задачи, стоящие перед школой в новом учебном году. Предполагается, что в центре выступлений и дискуссий будет национальная образовательная доктрина «Наша новая школа». Проект доктрины опубликован, и нельзя сказать, что лежащая в ее основе идея «системы непрерывного образования, предполагающей постоянное обновление, формирование готовности к переобучению» так уж нова...Ключевая фигура любых школьных реформ – учитель. Она и стала предметом беседы с ректором Ставропольского государственного пединститута, депутатом Госдумы Ставропольского края Людмилой Редько.
Ректор Ставропольского государственного пединститута, депутат Госдумы Ставропольского края Людмила Редько

Ректор Ставропольского государственного пединститута, депутат Госдумы Ставропольского края Людмила Редько

– Людмила Леонидовна, существует мнение, его высказывает и президент Дмитрий Медведев, что обновление современной общеобразовательной школы ускорится, если в нее придут для преподавательской работы специалисты из других отраслей – инженеры, экономисты, творческие работники и т. д. И есть действительные примеры успешной работы в образовании людей без дипломов педвузов, особенно в роли преподавателей информационно-компьютерных технологий. Имеются и у нас на Ставрополье такие специалисты. Как вы смотрите на подобную инициативу?

– К сожалению, это лишь единичные примеры, скорее исключения в современной школьной действительности. Надеяться, что в массовом порядке профессиональные высококлассные специалисты-практики станут успешными учителями, не приходится. Ведь и до сих пор не было запрета на работу в школе инженеров или агрономов, тем не менее занять сотни вакансий в учреждениях образования пока, кроме выпускников педагогических вузов, никто не торопится. Нельзя серьезно говорить о высокой результативности массовой работы непрофессионалов в современном образовании, тем более в дополнительном или специализированном. Идея заменить любого учителя «хорошим специалистом-технарем» скорее плохо завуалированное стремление сэкономить за счет диверсификации педагогических вузов и одновременно трудоустроить инженеров, военных и т.д. По-настоящему остро школа нуждается в ученых, способных разбудить страсть к познанию, к науке, ведь учитель не просто передатчик разной информации, бисерно оседающей в головах детей. Современный учитель должен учить осознанно добывать системные знания, воспитывать личность, желающую учиться всю жизнь и быть достойным гражданином собственной страны.

Еще К. Д. Ушинский говорил, что любая реформа в образовании обречена на провал, если в центре ее не стоит учитель. Может быть, незавидная судьба многих образовательных модернизаций и объясняется отсутствием эффективной системы массовой подготовки педагогических кадров нового типа с новыми квалификационными характеристиками?.. Если, как учит восточная традиция, подлинные цели государства действительно определяются тем, кто, чему и как учит детей, то нынешняя образовательная политика России по отношению к учительству должна быть серьезно проанализирована на предмет соответствия стоящих перед ним задач с фактически планируемыми и предпринимаемыми мерами и, конечно, скорректирована. Нужна кардинально обновленная концепция национальной программы подготовки и переподготовки учителей школ и педагогов вузов и ссузов, в которой не должны быть определяющими сиюминутная экономическая отдача и выгода, поскольку качественное образование не может не быть высокозатратным. Общеизвестно, что школа приносит доходы в государственную казну только в долгосрочной перспективе, но ведь только в ней взращивается образованная нация с высокотехнологичным мышлением.

Прошедшей весной произошло сенсационное в мире науки и образования событие, о котором мало сообщали наши СМИ. Президент США Б. Обама собрал в Академии наук США все высшее руководство страны, конгрессменов, руководителей ведомств, виднейших американских ученых, чтобы объявить о новых приоритетах в политике своего правительства. Он заявил, что поскольку только та страна, которая сумеет получить мировое лидерство в науке и образовании, будет в ближайшем столетии лидировать и во всех остальных областях, Америка, даже в эти трудные времена финансового кризиса, выделит на науку более трех процентов ВВП. Отношение наших финансистов к образованию как к досадной нагрузке на бюджет, сфере потребительских услуг, без которых можно и обойтись, приведет к тому, что Россия может стать лишь сырьевым анклавом остального мира и то, только до поры, пока ученые не найдут альтернативные источники энергии и природных материалов.

– О педагогических кадрах нового типа... Уже около двух лет говорят о необходимости менять систему повышения квалификации и переподготовки педагогических кадров, но понять, о каких переменах речь, пока трудно. Ясно только, что прежние структуры действительно устарели...

– Разумеется, сложно научить человека принципиально новому, приезжая к нему в старую школу, пользуясь только теоретическими разработками, которые можно захватить с собой, особенно если специалист, который занимается переподготовкой, сам давно не преподает в школе и школьников (либо студентов) лет десять «не видел»... А дети очень изменились. Могли мы думать еще пять лет назад, что пятилетний ребенок будет программировать телефон, а семилетний – переписываться по е-mail? Стажировка и повышение квалификации сегодняшнего учителя эффективны только на базе самых современных учреждений образования, при обеспечении непосредственной связи обучения с профильной практикой. Есть такой опыт у нас в институте: на факультете переподготовки кадров обучаются управленцы, психологи и узкие специалисты по коррекционной педагогике. Работают с ними преподаватели-ученые с опытом преподавания и у школьников, и у студентов. Практика организована на базе созданного при институте Центра предшкольной подготовки для дошкольников с особенностями в развитии. Есть возможность увидеть конкретные случаи, освоить новые технологии. Иной подход сегодня непродуктивен.

– Как вы относитесь к введению в педагогических вузах двухуровневой подготовки по западному образцу?

– Аналога тому, что в результате всех экспериментов выстраивается в России, в мире нет. От первоначальной концепции мало что осталось. Многое частично присутствует в системах профессионального образования европейских стран, но у нас модернизация высшей школы приняла какие-то причудливые формы. Оценивать их я не возьмусь...

Бакалавриат в педагогическом образовании России приемлем только в отдельных направлениях и то с сохранением того безусловно позитивного, что давал специалитет, в системе которого учились в свое время в педагогическом вузе и мы с вами, и который предоставлял нам право на преподавание двух предметов. Бакалавр может преподавать только один. А большинство школ в России – сельские, где, чтобы получить даже минимальную зарплату, надо иметь хорошую нагрузку, преподавать два, а то и три предмета, тем более что и учителей не хватает. При этом, хотя мы еще не достигли дна демографической ямы, число детей уже ежегодно сокращается, а значит, и заработок учителя будет падать, ведь «деньги следуют за учеником»! Не могу не сказать и о том, что педагогическая практика, которая лежит в основе учительского мастерства, у бакалавров предполагается лишь на последнем курсе в мизерном объеме. В магистратуре же ее нет вовсе, этот этап рассчитан на овладение студентом навыками исследовательской деятельности. Между тем в прежней системе педпрактика начиналась на втором курсе и продолжалась до окончания института.

– Как СГПИ пережил набор этого года по результатам ЕГЭ? Кстати, я в последнее время часто вспоминаю нашу с вами беседу на страницах «СП» несколько лет назад. Тогдашний ваш прогноз о том, какая неразбериха будет происходить с документами абитуриентов и их зачислением, к сожалению, сбылся.

– А проблемы остались. Так, хотя мы 100 процентов студентов зачислили сразу первым приказом, вряд ли все они уверены в своем выборе. Сомнителен и порядок отбора абитуриентов на местах для поступления в вузы по льготному целевому набору, когда направления получили и избежали конкурса далеко не лучшие выпускники... А как обеспечить нагрузку педагогам, если уже на первых контрольных выяснится, что высокие баллы сертификата ЕГЭ не соответствуют знаниям? Отчислить неуспевающих можно, а заменить некем. Вопросов опять больше, чем ответов.

– В конце августа должно состояться совещание ректоров российских вузов по итогам Единого госэкзамена. Вы верите, что к ректорам прислушаются?

– Я учитель учителей и должна надеяться на лучшее. Надо верить, надо делать свое дело!

Лариса ПРАЙСМАН