Любовь Мошникова из поселка Троицкого – единственная в Туркменском районе женщина-управляющий, или, иначе говоря, колхозный бригадир. Подчиненные говорят, что у нее, как в песне, вместо сердца – пламенный мотор, до того ее переполняют кипучая энергия и жизнелюбие.
Любовь Мошникова

Любовь Мошникова

© Фото: Надежда БАБЕНКО

Всю жизнь Любовь Сергеевна прожила в родном селе, работала бухгалтером в местном сельхозпредприятии «Новокучерлинский», пятнадцать управляющих отделением при ней сменились. Подразделение их самое большое и сложное в хозяйстве, а потому практика на нем – это самый настоящий экзамен: кто-то не справился с непосильной ношей, а для кого-то, наоборот, она была трамплином для карьерного роста.

Собственно, перейдя в управляющие, Любовь ничего нового для себя не открыла: плюсы и минусы этой работы она прекрасно знала, да и муж когда-то возглавлял это отделение – он, к сожалению, несколько лет назад умер. Может, и не женское это дело, но руководство хозяйства отмечает, что порядка с ее приходом значительно прибавилось.

– Уважают Любовь Сергеевну в отделении, – говорит заместитель председателя СПК Геннадий Коваленко, – а некоторые даже и побаиваются, с нарушителями трудовой дисциплины и любителями выпить у нее разговор строгий. В общем, характер волевой, можно сказать – мужской.

Четко, в сжатые сроки, проведена жатва, сейчас вот корма заготавливают.

– Да только в последнее время мало радости крестьянам от больших урожаев, – говорит Любовь Мошникова. – Цены на зерно не устраивают.

Потому в хозяйстве недавно решились на глобальные перемены: отменили натуральную оплату, одновременно увеличив зарплату специалистам втрое, а некоторым категориям работников вообще в семь раз. Ежемесячная финансовая стабильность для сельчан гораздо важнее «золотых гор», которые ложатся им под ноги раз в году. Да и что с ним делать, с этим обесценившимся богатством? А для домашних нужд многим вполне хватает того зерна, которое хозяйство выдает на пай.

В СПК дефицит механизаторов, шоферов, чабанов. Не только молодежь, но и опытные работники в трудные для хозяйства времена разъехались в поисках лучшей жизни – кто в Москву, кто на Север. У одних получилось прижиться на чужбине, другие вернулись домой ни с чем: порой на обмане провинциалов мошенники зарабатывают хорошие деньги. Кстати, Любовь Мошникова из тех, для кого ничего на свете нет милее родной земли. Вспоминает, как после техникума поехала она по распределению во Владимирскую область, как еле-еле дождалась своего первого отпуска, а когда приехала в свой маленький, в полсотни дворов, поселочек, то просто заплакала от счастья. Удивительно, но факт: девушка нашла слова, чтобы убедить председателя того владимирского колхоза отпустить ее домой.

– В город бы не пустил, – сказал председатель, – а в деревню – так уж и быть…

Ровно 30 лет назад состоялся этот разговор, и за это время ни разу не пожалела она о своем возвращении. Сейчас дворов в Троицком, конечно, поменьше стало, но даже в такой, казалось бы, неперспективной глубинке есть и водопровод, и газ природный, и в домах такие же удобства, как в городских квартирах. А на подворье у Любови Сергеевны и вовсе райский уголок: на базу – «всякой твари по паре», но главное – сад, в котором в память о муже она посадила полсотни розовых кустов – по одному за каждый прожитый им год. А в стужу ее радует домашняя оранжерея: когда переехали в город дети, незаполненное пространство квартиры стало пугать, зато цветы да книги, а также коровка теперь не дают ей скучать. Есть, правда, и минус в этой бесконечной домашней работе: никак нельзя оторваться от дома.

– Управляющему вообще-то надо уметь водить машину, – говорит Л. Мошникова, – а как вырваться в райцентр на курсы, пока не представляю...

Надежда БАБЕНКО