Купальный сезон в самом разгаре. Так и тянет на природу, к воде – отдохнуть, угоститься шашлыком, принять солнечные ванны и от души искупаться. Памятуя о том, что отдых на «диких» пляжах небезопасен для жизни и здоровья, мы предпочитаем загорать и купаться на специально оборудованных базах, благо недостатка их в крае не наблюдается. В минувшие выходные мы большой компанией – и взрослые, и несовершеннолетние дети – отправились на одну из таких баз. Можно купаться

Свободное плавание

Заплатив по двести рублей «с носа» за вход, расположились в одной из беседок. Первоначальное впечатление было благоприятным: песчаный пляж, мелководье, беседки со столами и мангалами, тень от густых деревьев. Красота! Однако совсем скоро восторгов поубавилось — стоило только посетить так называемые места общего пользования. Авгиевы конюшни, вероятно, по сравнению с этими туалетами показались бы райскими кущами. Не углубляясь в детали, скажу, что заставить человека посетить данные «скворечники» с упорно не закрывающимися дверями может только о-о-очень большая нужда, настолько они грязны и зловонны.

Дальше – больше. Дети пожелали прокатиться на катамаране. Благо стоимость развлечения не сильно бьет по родительскому карману: 200 рублей в час. Приняв плату, скучающий парнишка-служащий усадил ребятню на катамаран и оттолкнул от берега. На недоуменный вопрос, почему не выдал детям спасательные жилеты, он не менее недоуменно ответил: «А чо они, плавать не умеют?» Потом, повздыхав и посетовав на придирчивость некоторых «слишком умных» отдыхающих, все же жилеты принес. Другие же, не такие требовательные (а, может, излишне самоуверенные) посетители базы катались на катамаранах – причем по пять-шесть человек зараз – без жилетов.

Честно признаюсь, есть у меня одна «занудная» черта характера – любовь к порядку и соблюдению правил и законов. Поэтому, повнимательней оглядев территорию и акваторию базы, я «привязалась» к одному из ее работников с вопросами, почему в поле зрения нет средств спасения на воде: ни кругов, ни канатов, ни лодок, ни следящего за происходящим в акватории матроса-спасателя. Злобно фыркнув, мужчина процедил, что, дескать, спасатели на базе есть. Однако показать, где они «прячутся», отказался. А потом и вовсе заявил: «А они что, обязаны вам тут на пляже торчать?» Согласитесь, заявление по крайней мере странное. Интересно, где же должны находиться люди, следящие за безопасностью отдыхающих? В сторожке? Слава богу, в этот день никто не утонул. Однако, как выяснилось, бывает и по-другому. Но об этом чуть позже.

ЧП на ровном месте

Горько пожалеть о том, что для отдыха мы выбрали именно это место, пришлось буквально через пару часов. Один из нашей компании, дурачась на берегу с детьми, сломал ногу. Как это получилось, неизвестно — то ли стопа попала в ямку на дне, то ли неудачно спрыгнул в воду, только перелом конечности пострадавший получил сложнейший, да к тому же еще и со смещением. Картинка ужасная: неестественно вывернутая стопа была как бы сама по себе, «болталась» под невероятным углом по отношению к голени.

Кинувшись к сотрудникам базы, мы рассказали им о несчастье и попросили, чтобы пострадавшему оказали помощь — нужно было срочно сделать обезболивающий укол и вызвать «скорую». И тут выяснилось самое интересное: медработника на базе нет, есть только аптечка, где самый сильный препарат – что-то вроде анальгина. Толку от таких лекарств при переломе конечности, сами понимаете, – ноль. Правда, работники базы пообещали доставить доктора из пионерского лагеря, который находится буквально за забором. Однако «гонец», отправившийся за врачом, пришел назад один, невнятно объяснив, что медика в лагере он не нашел. С вызовом «скорой» тоже получилась накладка: работники базы, по их словам, никак не могли дозвониться до неотложки – какие-то перебои с сотовой связью. А стационарного телефона, как на грех, по их словам, на базе нет.

Думаю, дорогие читатели, вы поймете, что пережила наша компания: теряя сознание от невыносимой боли, лежит наш товарищ, а помощи ждать неоткуда... Единственным «анестетиком», оказавшимся в нашем распоряжении, была водка, которую сопереживающие отдыхавшие наперебой предлагали: мол, дайте пострадавшему хоть выпить стакан-другой, будет не так больно. В отчаянии мы уже хотели везти травмированного до ближайшей больницы своим ходом, погрузив его как можно осторожнее на заднее сиденье одной из машин. Однако оказавшийся среди посетителей базы мужчина, который, по его словам, имел отдаленное отношение к медицине, делать это отсоветовал: во-первых, при погрузке пострадавшего в легковое авто мы можем окончательно «изуродовать» травмированную конечность, во-вторых, есть вероятность, что на тряской дороге он у нас умрет от болевого шока... Единственный выход — держать поврежденную конечность в прохладной воде и, давая по глоточку водки, ждать «скорую».

Наконец-то через час с лишним (!) удалось дозвониться до неотложки, и все это время пострадавший полулежал в озере под начавшимся дождем. По дороге в больницу врач «скорой» на чем свет честил руководство злополучной базы. Сетовал на то, что вот уже который год подряд медики районной «скорой» настоятельно рекомендуют завести на базе своего врача: по словам эскулапа, случались среди отдыхающих инфаркты, травмы, люди тонули. Не далее как неделю назад утонул мужчина: приехал на отдых с компанией, заплыл далеко, а назад не выплыл. Мол, отдыхающие говорят, что утонувший не сразу пошел камнем на дно, а подавал «сигналы бедствия» – махал руками, кричал: «Помогите», однако безрезультатно. Нашли его только через сутки. Памятуя о том, как на базе поставлено дело со спасением на воде, я в эту историю охотно верю.

В больнице, куда наконец-то доставили нашего пострадавшего, врачи схватились за голову: по их словам, еще бы чуть-чуть, и ногу нашему товарищу спасти бы не удалось. Слишком много времени прошло с момента получения травмы до доставления в больницу. При переломе нарушилось кровообращение в конечности, и вполне могло бы начаться омертвение тканей. И тогда неизбежная была бы ампутация. Но, слава богу, обошлось...

Что остается добавить? Только то, что отдых в подобных «чреватых» зонах отдыха небезопасен для жизни и здоровья. По крайней мере, мы туда больше не поедем ни за какие коврижки. Примечательно, что самостоятельно установить, кому же — предприятию или просто частному лицу — принадлежит сие место отдыха, оказалось невозможно: никаких «опознавательных знаков» в виде табличек с указанием названия и принадлежности на территории и в помине нет. Как не удалось нам найти и человека, на которого возложены функции управляющего этой зоной отдыха. На все вопросы сотрудники базы, как один, говорили, что, мол, мы тут ни при чем, претензии не к нам, мы люди маленькие (дворник, сторож и т. д.) Как попугаи, они твердили: ничего не знаю, ничего не ведаю, кто хозяин базы, неизвестно, а телефона его нам знать не положено.

Однако потом, не выдержав нашего гневного напора, один из «дворников» сознался, что он и есть управляющий базой. И тут же вылил поток сетований на свою горькую жизнь. Мол, хозяин «отстегивает» на содержание базы сущие копейки, на которые, фигурально выражаясь, кошку не прокормишь. Однако если помнить, что отдыхающие купаются и загорают на этой базе отнюдь не за «спасибо», а за две сотни рублей (добавлю, что наплыв отдыхающих весьма приличный), да к тому же желающие отдохнуть на противоположном, «диком» берегу озера, коих тоже предостаточно, платят базе по две сотни с автомобиля, очень и очень сомнительно, что база перебивается с хлеба на квас. Кстати, взяв с нашей компании за вход больше двух тысяч рублей, нам не выдали никаких подтверждающих документов. Интересно, почему? А ведь эти бумаги могут пригодиться в качестве доказательства пребывания на этой базе, коли кто из недовольных отдыхающих надумает судиться с ее руководством по какому-либо поводу.

Бумага все стерпит

Все вышеуказанные претензии были направлены в Ставропольскую госинспекцию по маломерным судам (ГИМС), которая «курирует» работу водных объектов для отдыха, выдает разрешения на их деятельность, проверяя соблюдение нормативных требований. Начальник ведомства Ян Васильковский незамедлительно провел «разбор полетов», вызвав к себе для объяснений начальника злополучной базы. Который (глупо бы было полагать иное) прибыл со всеми разрешающе-подтверждающими документами, судя по которым с обеспечением безопасности на базе все о,кей: и аттестованные матросы-спасатели имеются, и оборудованный всеми необходимыми средствами спасения на воде стационарный пост, и специально огороженное место для купания детей (а мы-то даже буйков не видели), и даже «проводной» телефон для экстренного вызова медпомощи. А вот что касается медика, то, к сожалению, закон не предписывает наличия в подобных местах массового отдыха человека, способного оказать доврачебную помощь. Обязательна только аптечка.

Ну и что остается добавить? «Отвертеться» от обвинения, что отдыхающим во время плавания на катамаранах не выдаются жилеты, руководству базы не удалось, за что оно, по словам Я. Васильковского, будет привлечено к ответственности. А что касается версии «отсутствия» стационарного телефона, то, по моему мнению, руководство базы таким образом хотело, чтобы мы увезли нашего пострадавшего своим ходом. А там, дескать, подите докажите, где он ногу сломал. Ведь, повторюсь, подтверждающих документов о пребывании на базе нам никаких не выдали.

Я умышленно не называю месторасположение базы, и вот почему. Не вижу смысла. Потому как полагаю, что уж сейчас-то, после поднятого нами шума, приедь туда любая проверка, придраться ей будет не к чему: и спасательные круги будут в наличии, и сами спасатели. Но и в этом, полагаю, есть свои положительные стороны – пусть повезет другим отдыхающим. Но все же при выезде «к воде» собственную аптечку рекомендую брать с собой. А лучше – квалифицированного доктора. Мало ли что...

Ульяна УЛЬЯШИНА