То, что до сих пор было «неподтвержденными данными», сообщает «Время новостей», обрело силу факта. Спикер Народного собрания Чеченской Республики Д. Абдурахманов и А. Закаев, считающий себя премьер-министром правительства Чеченской Республики Ичкерия в изгнании, вышли в норвежской столице Осло к журналистам и рассказали об итогах состоявшихся между ними переговоров. Чечня. Карта

Премьер-министр Ичкерии сказал, что признает Рамзана Кадырова президентом Чечни. Время для итоговой пресс-конференции оказалось выбрано удачно: российские политики и чиновники, расслабленные июльским теплом, не проявили в выходные особенной активности в плане комментариев к этому сюжету. Впрочем, молчание российского политического истеблишмента может трактоваться и как недоумение – глава законодательного собрания одного из регионов Российской Федерации встретился в столице европейской страны с человеком, которого Российская Федерация требует экстрадировать для суда по обвинению в нарушении примерно десятка статей Уголовного кодекса. «Мы провели консультации по завершению консолидации чеченского общества и полной политической стабильности. Это соответствует программе президента ЧР Рамзана Кадырова по возрождению Чеченской Республики, в реализации которой он получает поддержку и понимание со стороны президента РФ Дмитрия Медведева и председателя правительства РФ Владимира Путина, – поясняется в официальном заявлении Д. Абдурахманова по итогам встречи. – Где бы ни проживали чеченцы, они должны иметь общую, объединяющую всех светлую цель: мир, стабильность и процветание Чеченской Республики».

Принимая во внимание процессуальный статус А. Закаева в России (ему заочно предъявлено обвинение в нескольких тяжелейших преступлениях, включая похищение и убийство людей, терроризм и участие в незаконных вооруженных формированиях), встречу подобного формата можно было бы считать сенсацией. Но даже на официальном сайте чеченского правительства итоговое заявление г-на Абдурахманова уже к субботе съехало в тень новостей об удачной операции силовиков в Гойты, где были ликвидированы шесть участников бандформирований. Такое «падение интереса» может быть связано, во-первых, с ясным пониманием, что диалог Грозного с Ахмедом Закаевым не может не раздражать силовиков в Москве. А во-вторых, с частичным разочарованием: в Чечне от встречи могли ждать большего.

Федеральный центр в целом готов смотреть на такие контакты сквозь пальцы, понимая, что это часть цены, которую приходится платить за нынешнюю чеченскую стабильность. Ведь чеченские националисты, которые еще несколько лет назад были для Москвы главными и самыми опасными «демонами парада суверенитетов», нынче оказались ее основной опорой в регионе. Центр и националисты заинтересованы в совместной борьбе с разветвленным диверсионным подпольем, которое с конца 2007 года окончательно отказалось от националистических и сепаратистских лозунгов и объявило свою войну религиозной битвой за установление на Кавказе шариатского порядка.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ