В промышленном секторе края разгорелся скандал. В его центре – ОАО «Арзил», более известный как Георгиевский арматурный завод. В то время как собственник настаивает на спасении предприятия через процедуру банкротства, кредиторы и краевые власти утверждают, что такой подход неминуемо приведет к его гибели.
Иван Ковалев

Иван Ковалев

© Фото пресс-службы губернатора СК

Быть или не быть?

Предыстория этого дела такова. В 2001 году арматурный завод, основанный в начале ХХ века и специализирующийся на выпуске трубопроводной арматуры из стали и чугуна, приобрела группа МАИР, которая объединяет промышленные предприятия в России, Украине и Польше и управляет крупнейшей в Европе сетью площадок по сбору черного металлолома. Тогда же завод был переименован в ОАО «Арзил». Начавшее было приносить стабильную прибыль предприятие, как и многие другие, не выдержало натиска мирового финансово-экономического кризиса и прошлый год закрыло с минусом в почти четыре миллиона рублей. Не принесло облегчения и начало нынешнего года: упали объемы отгруженной продукции, снизились зарплаты, с 800 до 400 с небольшим человек сократился штат. К этому времени «Арзил» успел накопить долги по налогам (16 миллионов рублей) и по электроэнергии (около 600 тысяч рублей). Плюс более чем внушительная банковская «кредиторка» – 2,3 миллиарда рублей, 2,2 из которых МАИРу выдал Северо-Кавказский банк Сбербанка России под залог оборудования арматурного завода на техперевооружение ЗАО «Сулинский металлургический завод» в Ростовской области, который входит в эту же промышленную группу.

В мае МАИР обратился в краевой Арбитражный суд с тем, чтобы инициировать банкротство георгиевского предприятия, заявив, что не способен погашать кредит. Однако засомневавшийся в неплатежеспособности заемщика Сбербанк потребовал приостановить процедуру. 8 июня арбитраж отказался признать завод несостоятельным. Рассмотрение апелляционной жалобы должно состояться на следующей неделе. Сегодня же деятельность «Арзила», а точнее – ОАО «Ставропольское областное предприятие», поскольку не так давно завод претерпел еще одно переименование (что дает повод предположить, что смена названия, проведенная в оперативном порядке, может таить попытку сокрытия от кредиторов операции преднамеренного самобанкротства. Аналогичные схемы уже были «отработаны» на других предприятиях.Прим. авт.) фактически остановлена, на работу выходят не более 60-70 человек, около 400 находятся в отпуске без содержания, на продукцию наложено ограничение к реализации.

Благими намерениями

На этой неделе руководитель группы компаний МАИР В. Макушин и генеральный директор ОАО «Ставропольское областное предприятие» выступили в региональной прессе с удивившими многих заявлениями. Во-первых, было сказано, что инициатива обанкротить предприятие была призвана решить задачи по его оздоровлению. Сделать это, по их словам, предполагалось за счет переориентирования производства на ремонтный сегмент и реструктурирования долга перед Сбербанком. Но этому мешает, как ни странно, сам кредитор, блокирующий банкротство в суде и отказывающийся от переговоров по реструктуризации задолженности. И страдают от этого прежде всего работники предприятия и их семьи. Во-вторых, руководство МАИРа обвинило руководство Северо-Кавказского банка Сбербанка России и представителей краевых властей в коррумпированности: якобы их умысел в том, чтобы, «используя административный ресурс, не дать предприятию восстановить нормальное производство, тем самым заставив собственников и менеджеров завода пойти на такие договоренности, которые удовлетворили бы их корыстные интересы».

Хозяин слова

Видимо, в ответ на этот демарш в ПСК была организована внеочередная брифинговая площадка. Министр промышленности, энергетики, транспорта и связи СК И. Ковалев разъяснил официальную позицию краевых властей по этому поводу. Он подтвердил, что в настоящее время производство действительно остановлено. Однако со стороны правительства края неоднократно предпринимались попытки не допустить этого. В частности, 8 июня с руководством МАИРа была достигнута договоренность о том, что к 1 июля «Арзил» возобновит свою работу. В. Макушин подписал соответствующий протокол. Однако никаких подвижек в этом направлении не произошло. Затем 30 июня на заседании антикризисного штаба при губернаторе Макушин еще раз пообещал, что «Арзил» вернется в строй, но уже 14 июля. И снова нарушил слово. В настоящее время все имеющиеся материалы переданы в правоохранительные органы, сообщил И. Ковалев.

– Мы регулярно бываем на предприятии, но не встречаем там желания решать проблемы, – сказал он, отметив, что это в принципе возможно: долги перед налоговой службой и энергетиками отнюдь не запредельные и, учитывая финансовое положение МАИРа, по ним можно без труда рассчитаться. Тем более что на складах самого «Арзила» скопилось готовой к отгрузке продукции на 20 миллионов рублей, и губернатор предлагал свою помощь в ее реализации. Но заинтересованности в этом руководство предприятия почему-то не проявило. Как проигнорировало и возможность провести процедуру банкротства с подачи налоговиков: в этом случае процесс оздоровления завода можно было бы контролировать краевым властям.

«Я уверен, что то, что сегодня происходит на заводе, производственным процессом назвать нельзя. Предприятие стало заложником финансовых трудностей у владельцев группы МАИР, которые пытаются решить свои сложности через «Арзил». Но не стоит забывать, что завод находится на ставропольской земле, и нужно соблюдать установленные здесь законы», – резюмировал министр промышленности края. Обвинения в коррумпированности, высказанные в адрес региональных властей, он назвал популизмом: «со всей ответственностью я заявляю, что такого не было. Этими вопросами будут заниматься правоохранительные органы».

Не в интересах оздоровления

Интересные подробности выяснились и по поводу взаимоотношений МАИРа и Сбербанка. Напомним, руководство промышленной группы сообщило, что банкиры якобы отказываются рассматривать вопросы реструктуризации долга. Однако, по словам И. Ковалева, губернатор края В. Гаевский договорился с главой Сбербанка России Г. Грефом о том, что Северо-Кавказский банк пойдет навстречу заемщику. Вот как корреспонденту «СП» прокомментировал эту ситуацию председатель Северо-Кавказского банка Сбербанка России В. Гаврилов:

– У нас имеются достаточные основания полагать, что ликвидационные и банкротные мероприятия в отношении ОАО «Арзил» и других предприятий промышленной группы МАИР, участвовавших в финансировании и технологических процессах металлургического завода в Красном Сулине, проводятся по распоряжению и в интересах владельца холдинга Виктора Макушина. Используя общеэкономическую ситуацию, господин Макушин действует в личных целях, не считаясь с реальным экономическим положением предприятий и интересами их работников.

Общая сумма кредиторской задолженности «Арзила» Сбербанку превышает два миллиарда рублей. Последний транш в сумме 800 млн. рублей был запрошен в декабре 2008 года и выдан в январе 2009 года, а уже в середине марта руководство завода уведомило банк о невозможности уплачивать проценты по кредитным договорам. Учитывая, что за такой короткий промежуток времени в экономике не произошло никаких глобальных изменений, это может свидетельствовать о заведомо принятом решении не возвращать кредит.

В ситуации с «Арзилом» банкротство, в первую очередь, не выгодно сотрудникам завода и банкирам. Представителями Сбербанка было инициировано и проведено шесть встреч с руководством МАИРА. Макушину предлагались уникальные условия разрешения кризисной ситуации – реструктуризировать ссудную задолженность на долгосрочный период, что позволило бы георгиевскому заводу не отвлекать средства из оборота компании. Отказ от реструктуризации долговых обязательств, смена наименования и местонахождения предприятий, входящих в ПГ «МАИР», организация добровольной ликвидации с целью введения упрощенной процедуры банкротства не свидетельствуют о намерении господина Макушина их оздоровить, – считает В. Гаврилов.

Наталия КОЛЕСНИКОВА

Коррозия металла / Газета «Ставропольская правда» / 18 июля 2009 г.