Лето перевалило за середину. Между тем в селе Донском Труновского района часть учителей все еще не знает, где будет работать в новом учебном году, а часть родителей – в какой школе сядут за парты их дети первого сентября. Школа

Только в конце этой недели сход граждан села должен ответить на вопрос, передадут ли здание основной общеобразовательной школы-девятилетки № 1 районному центру дополнительного образования, переведя детей и учителей первой школы в гимназию № 7 и основную общеобразовательную школу № 6. Пока же в Донское ездят краевое начальство и журналисты, пытаясь разобраться в кипении страстей.

Одну сторону конфликта представляет местная администрация в лице начальника отдела образования Труновского муниципального района Игоря Кимсаса. Его доводы таковы. В районе, как почти и везде в сельской местности, идет уменьшение числа детей. Гимназия № 7 заполнена на 67 процентов, школа № 6 – на 53,2. Что касается ОШ № 1, то вместо 660 учащихся (проектная мощность) ее посещают 256. Дабы в условиях подушевого финансирования здание содержать, одно крыло – половину площадей – отдали секциям и кружкам районного дома детского творчества.

В то же время другие учреждения дополнительного образования района – детско-юношеская спортивная школа, станция юных техников, станция юных натуралистов – находятся в арендованных приспособленных помещениях, собственной материальной базы и юридического адреса не имеют, на что как на нарушение законодательства указала прокуратура. Да и не только в указаниях дело. Директор ДЮСШ Роман Деденев завел меня в маленькие полуподвальные комнатки гимназии № 7, где школьники района занимаются силовыми видами спорта. Там даже борцовский ковер, подаренный ребятам за успехи знаменитым российским спортсменом, трехкратным олимпийским чемпионом А. Карелиным, положить толком негде. Занятия других секций ДЮСШ проходят в гимназическом спортзале – но только после того, как его освободят хозяева. По словам Р. Деденева, его питомцам – учащимся начальных классов, приходится посещать секции в пять-шесть вечера, остальным – еще позже.

Станцию юннатов (СЮН) показал мне И. Кимсас. Ее помещения находятся прямо в отделе образования, горшки с цветами стоят в комнате, где начальник проводит совещания. А у СЮТ – станции юных техников – нет мастерских...

Все это, поддержал Кимсаса глава района Николай Великдань, и заставило принять решение отдать здание школы № 1 под вновь созданный центр дополнительного образования, присоединив к уже расположившемуся там районному дому детского творчества ДЮСШ, СЮН и СЮТ. В помещении школы есть спортзал, есть мастерские и т. д. Центр может организовать досуг почти для девяти сотен ребят.

Учащимся же и педагогам первой школы было предложено перейти в гимназию № 7 (седьмые-девятые классы) и ОШ № 6 (классы с первого по шестой). Причем даже после этого и гимназия, и ОШ № 6 будут заполнены соответственно на 70 и 75 процентов. По мнению Н. Великданя, иначе ситуацию в дотационном Труновском районе «разрулить» нельзя.

Администрации района казалось, что решение вызвано управленческой логикой. Родители учащихся ОШ № 1, педагоги их детей этой логики не приняли. С некоторыми из них я встретилась в Донском. Многие их тревоги разделяю. Действительно, как сказала директор школы Светлана Блинкова, районный отдел образования не всех учителей обещает трудоустроить заново. Против четырех фамилий в списке, составленном в отделе, я сама видела знак вопроса вместо адреса будущей работы учителя. К тому же, возможно, добавила директор, у некоторых педагогов уменьшится нагрузка. Верно и то, что детям микрорайона после перевода их в школу № 6 придется ходить на занятия метров на 600 дальше. Ладно подросткам, но и первоклассникам! И парковая зона, через которую будет лежать их путь, мне, как и моим собеседницам, не понравилась: неухожено, по обочинам бутылки валяются, мало ли кто может забрести! (И почему, кстати, малышей не отправить в гимназию, до которой рукой подать?)

Но вот на что нельзя было не обратить внимание: присутствующие на встрече с журналистом напирали в разговоре больше на другое. Как то: мои разновозрастные дети попадут в разные учебные заведения, меня это не устраивает; у моего ребенка может оказаться новый классный руководитель, я этого не хочу; я в этой школе училась, пусть мои дети и внуки ее закончат!..

Уже провожая меня, во дворе, родители все продолжали говорить об этом же: почему нельзя, чтобы ребенок закончил 11-й класс там же, где поступил в первый? Законное желание, продиктованное, однако, не только любовью к детям, но и страхом перемен в привычном образе жизни. Перемены – вот что, как мне кажется, более всего пугает сейчас и родителей, и учителей в Донском. При этом, нагнетая обстановку, взрослые как-то забывают, что конфликт интересов в первую очередь касается детей... Если школу все же расформируют – с каким чувством тревоги, внушенным старшими, они пойдут на новое место учебы?! Если же нет – какой страх перемен останется в их душах! Как будто их чуть ли не от смертельной опасности спасали...

И тут не могу местному начальству не попенять. Трудоустройство учителей, благоустройство и охрана парка – проблемы решаемые. Есть в районе и психологическая служба образования, давно уже должна была она и с детьми, и с родителями работать. Весь отдел образования должен был этим заниматься, учитывая опыт трехлетней давности, когда не меньший протест в Донском вызвало преобразование двух средних школ в девятилетки.

Одна из причин тогда была та же: спад рождаемости. Любопытно, кстати, что многие в Донском в эту демографию до сих пор не верят, уверяют, что район якобы переживает бэби-бум. Позвонив в районный роддом, выяснила, что в среднем здесь сейчас принимают 200 родов в год, а еще несколько лет назад их было до 560. Даже если учесть тех, кто по своим сертификатам рожает в других территориях, сказала мне врач-неонатолог Марина Витохина, это перспектив ощутимого прироста населения, увы, не обещает.

Словом, создается впечатление, что стороны конфликта в Донском одна другую пока слышат плохо. Как же тогда разговаривать?

Лариса ПРАЙСМАН

Где лежать ковру чемпиона / Газета «Ставропольская правда» / 15 июля 2009 г.