Последние события в жизни казачества Ставрополья заставляют возвратиться к истокам возрождения его традиций. Начало этого периода следует отнести к 1989 году. Казаки

Среди энтузиастов была в основном интеллигенция. Все – потомственные (природные) казаки. Не случайно на первом собрании было сказано: «Или мы первые, те, кто после почти восьмидесятилетнего расказачивания стали на путь возрождения того, что утеряно, или мы последние: те, кому удалось воспитываться в казачьих семьях и видеть стариков, которые рассказывали о казачьем житье-бытье». Первым, как известно, всегда нелегко. Партийные органы, особенно на местах, и мысли не допускали об образовании общественных казачьих организаций. Только благодаря бывшим секретарям крайкома КПСС Ю. Давыдову и И. Никишину и «добру», полученному от первого секретаря крайкома КПСС – потомственного казака И. Болдырева, удалось провести первый круг и создать Ставропольский краевой союз казаков. Много писала о нашем движении «Ставропольская правда», за что была награждена Почетным знаком «За возрождение казачества».

В итоге в течение короткого времени было создано свыше 130 казачьих кругов на Ставрополье и Карачаево-Черкесии. 10 июля 1993 года родилась общественная организация «Кавказское линейное казачество». В состав первой Государственной Думы СК избрано 14 казаков. И что знаменательно, потомственный казак В. Зеренков стал председателем парламента, при котором вскоре была образована комиссия по разработке документов по казачьему самоуправлению. 15 октября 1993 года в краевой администрации появился отдел по вопросам казачества (впоследствии комитет по делам казачества и национальностей ПСК). 30 мая 1995 года ГДСК приняты нормативные акты «О казачьих обществах в СК» и «О наделении казачьих обществ землей». А в октябре 1996 года в Иноземцево открыт Южно-Российский лицей казачества и народов Северного Кавказа и начато строительство Ставропольского кадетского корпуса. Словом, произошло много значимых событий. У краевого союза казаков было много работы. В частности, надо было позаботиться о казачьих семьях из Чечни и Ингушетии, многие из них нашли приют в нашем крае. Перечисленное — это малая часть того, что было сделано в 1990-1997 гг., причем на общественных началах, благодаря только энтузиазму казачьей интеллигенции.

Впоследствии казачья интеллигенция стала постепенно вытесняться. В итоге значительная ее часть, почувствовав свою невостребованность, постепенно отошла в сторону. И это существенный просчет. Особенно если учесть, что казачество с самых древних времен создавало свою интеллигенцию, с помощью которой формировало демократическую власть, просвещало массы. Не случайно выращенная в этой среде интеллигенция становилась ведущей силой не только казачьего, но и общества в целом. В этом ряду стоит назвать донского историка В. Сухорукова, музыканта В. Сафонова, писателя А. Попова (Серафимовича) и т. д.

В первые годы возрождения предусматривалось формирование здоровой потомственной казачьей интеллигенции, которая призвана была вести за собой, строить казачье самоуправление. Правление краевого союза казаков на одном из первых заседаний тогда рекомендовало всем организациям осторожно пополнять свои ряды, не брать всех без разбору. Каждый вступающий обязан был предоставить свою родословную не менее двух поколений до 1917 года. Однако зачастую в состав казачьих обществ принимались все жители станиц. В итоге в эти общества попадали потомки тех, кто насильственно был переселен в станицы из других регионов вместо репрессированных казаков, или же те, чьи деды и прадеды приехали в станицы исполнять «волю партии большевиков», т. е. расказачивать. Теперь «в казаки» принимают всех желающих. Есть в этом некая показушность, игра в казаков. Это, на мой взгляд, несправедливо по отношению к памяти наших предков.

Даже детям-казачатам прививают искаженные представления об истории и традициях, зачастую путают термины, понятия, обряды. По моему мнению, следует быть ближе к истинному содержанию прошлого, чтобы различные детские мероприятия не превращались в шоу, а прививали бы истинную любовь к малой родине и Отечеству.

Потомственных казаков (особенно казачью интеллигенцию), стоящих у истоков возрождения, не могут не волновать эти небезобидные «проколы». Для того чтобы не превратить обращение к истокам в своеобразный фарс, создана и зарегистрирована Ставропольская краевая общественная организация по возрождению истории, традиций, культуры, обычаев кавказского линейного казачества «Станица». В ее состав вошли видные казаки: ученые, писатели, журналисты, экономисты, руководители крупных промышленных и сельскохозяйственных предприятий, представители районных и краевых властей и те, кто искренне болеет за возрождение казачества.

Помимо выполнения уставных обязанностей это общество также намерено оказывать действенную помощь комитету СК по делам национальностей и казачества. Важно добиться сегодня внимания власти не только к реестровому казачеству. Казаки общественные заслуживают не меньшего.

Предвижу, что многим мои заметки покажутся полемичными. Я готов к дискуссии. Главное, на мой взгляд, сегодня, чтобы казачество не превратилось в некое «потешное войско», а действительно вспомнило свои корни, основанные на уважении к традициям и демократическому самоуправлению.

П. ФЕДОСОВ.
Председатель Ставропольской краевой общественной организации «Станица».

П. ФЕДОСОВ

«Или мы первые, или последние...» / Газета «Ставропольская правда» / 19 июня 2009 г.