В селе Новоселицком три года назад министерством труда и социальной защиты создано отделение по профилактике безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних. Впрочем, другое его название, клуб «Облик», здесь любят больше. Чтобы не отпугнуть детей, для которых эта идея реализовывалась.
Отделение по профилактике безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних «Облик» в селе Новоселицком

Отделение по профилактике безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних «Облик» в селе Новоселицком

© Фото: Александр ЦВИГУН

Ребятишкам из социально неблагополучных семей, как это звучит на языке чиновничьих документов, после школы пойти некуда. Дома – бытовая неустроенность, пьяные скан-далы. А здесь для них придумывают интересные занятия, учат правилам этикета, общению со сверстниками, рисованию и многому другому. «Но вот главная проблема, с которой мы столкнулись, – поясняет начальник управления труда и социальной защиты Новоселицкого района Наталья Нагаева, – стала для нас поначалу неожиданностью. Дети, оказалось, элементарно голодают. Один мальчик в своей анкете, отвечая на вопрос, о чем мечтает, так и написал: «Наесться досыта». Поэтому стараемся наших подопечных обязательно подкормить: чай, варенье, хлеб.

А начинали в районе с малого – создания банка данных о детях, растущих в неблагополучных семьях, чтобы постоянно держать под общественным контролем. Отправлялись в такие дома, без преувеличения, как на фронт. Пьяных, нигде не работающих родителей, понятно, такое внимание не радовало. И с ножом на женщин бросались, и собаку натравливали. Как-то приехали в одну семью в селе Чернолесском, где мал мала меньше и все голодные. Родители божатся, что все исправят. И вот контрольная проверка. Вроде прибрано, дети говорят, что на обед ели мясо. Одно подозрение вызвало: на забор шкура брошена, которая по масти ну так напоминает пса Шарика, который в прошлое посещение бегал по двору. Этот верный пес, кстати, согревал малышей в нетопленом помещении, к собаке они прижимались как к матери, которой никогда не было до них дела.

С заместителем главы администрации Новоселицкого района Татьяной Сивцевой мы посетили несколько семей из группы риска, как их еще называют. Картина, конечно, не добавила оптимизма. Земляной пол, грязные половики, трещины в саманных стенах, печальные детские глаза, которым пока просто не с чем сравнивать свое житье-бытье, ведь они с рождения попали в такие нечеловеческие условия. Впрочем, по одному из адресов обнаружили вполне приличную картину: женщина, сидя в кресле, вяжет детские носочки. Рядом встревоженный трехлетний малыш, который, похоже, готов стоять за маму до последнего. «Мама не пьет», – говорит он уже знакомым по прежним встречам тетям. «Видите, какая примерная хозяйка. А вчера была просто никакая от количества выпитого, – поясняет Татьяна Алексеевна. – А секрет простой: мы ее предупредили, что с корреспондентом придем. Но здесь ситуация чуть проще, бабушка есть – хоть она наблюдает и за порядком, и за малышом». Бабушка тоже вступает в разговор, пытается оправдать поведение дочери: «Да он же ей житья не дает, вчерась приходил, таскал за волосы, вон синяки на руках какие». Речь о бывшем муже, от которого женщина ушла. Однако тот периодически появляется и, кстати, легко уговаривает женщину на общение с помощью захваченной с собой бутылки спиртного. Хулигана несколько раз забирала милиция, однако женщина неизменно приходила его выручать. Сын их драки наблюдает периодически.

Все районные структуры, так или иначе отвечающие за детские проблемы, работают слаженно, не считаясь, кто больше сделал. Такое согласие и позволило добиться серьезного снижения детской преступности. Новосельчане по этому показателю вторые в крае. Это, конечно, хорошо. Но ведь источник проблемы – не сами дети, а их родители. Как их изменить? А вот этот вопрос в большинстве случаев из разряда риторических.

Имеющийся в районе банк данных наводит на грустные размышления. 57% – это семьи алкоголиков в третьем-четвертом поколении, число которых за последние десять лет выросло в 1,5 раза. 28% – семьи, которые не смогли адаптироваться к новым общественным условиям и в итоге тоже попали в число неблагополучных. 9% – неработающие матери с частичной умственной отсталостью, как правило, многодетные. И, наконец, еще 6% – это пьющие, агрессивные матери, воспитывающие детей в неполных семьях. И самое страшное, что подобный отрицательный семейный опыт клонируется. Дети усваивают негативную модель взаимоотношений родителей и в дальнейшем воспроизводят ее в своих собственных семьях.

Кризис – это мелочи по сравнению с детской беспризорностью. В этом убеждена Татьяна Сивцева. И не только она, но и другие участницы круглого стола, приглашенные в районную администрацию для обсуждения этой непростой и болезненной темы. Это Т. Головина, начальник отдела образования, Н. Нагаева, начальник управления труда и социальной защиты, Л. Компанцева, главный специалист отдела образования, Е. Денискина, начальник отдела социального развития, Т. Федотова, заместитель главы с. Чернолесского, И. Медведева, директор школы №1 с. Новоселицкого, С. Антонова, секретарь комиссии по делам несовершеннолетних. По признанию моих собеседниц, для них это дело обычное – собраться вместе, чтобы обсудить общие проблемы.

А к выводам приходят все больше печальным. Борьба с детской беспризорностью должна стать делом общегосударственным. Только до сих пор все, что делалось и делается в этой сфере, больше напоминает кампанейщину. Пошумели, поговорили и забыли. А система требует серьезного пересмотра и реформирования.

Что такое забирать детей у тех, кто лишен родительских прав, участницы разговора знают не понаслышке. В этом году два таких случая, в прошлом – десять. Но привыкнуть к этому невозможно. Каким бы ни был родитель, для ребенка это потрясение, стресс, нарушающий его здоровье, тормозящий развитие. Но самое обидное, освободившиеся от своих чад папы-мамы и не думают исправляться, а вскрики и причитания, когда ребенка забирают в приют, чтобы оформить позже в детдом, – это в основном дешевое актерство. Более того, мать легко решается на рождение следующего дитяти, чтобы обречь на ту же жестокую судьбу. Дети, как ни печально, являются для некоторых горе-родителей источником средств. С сожалением можно констатировать, что раньше детского пособия хватало на одну бутылку, а теперь, когда стали платить в три раза больше, – на три...

Приняли краевые депутаты закон о социальной поддержке малоимущих семей. А применить его на практике часто невозможно. Если родители нигде не работают, нет оснований присвоить семье статус малоимущей, чтобы платить пособие. По закону ребенка из такой «нестатусной» семьи даже в лагерь пришкольный не определить. Чтобы помочь, приходится искать некие обходные пути. Сегодня в школе кормят за деньги родителей. И опять дети из семей группы риска остаются за бортом. Пора сделать питание для всех школьников бесплатным. Неужели наше государство не способно найти для этого средства?

Таких несчастных детей становится все больше, поэтому школе крайне необходимы и психологи, и социальные педагоги, учитывая, что классные руководители с их большой нагрузкой физически не способны держать проблему под постоянным контролем. Опека умного доброго взрослого ребенку необходима с раннего возраста, иначе происходят необратимые последствия в его развитии. Но родители-алкоголики не думают о том, чтобы определить малыша в детский сад. В итоге в школу попадают запущенные во всех отношениях дети.

Мои собеседницы, насмотревшиеся на страдания брошенных детей, предлагают радикальные меры: законодательно предусмотреть уголовную ответственность за жестокое обращение с детьми и неисполнение обязанностей по отношению к ним, а также принудительное лечение горе-родителей от алкоголизма. В конце концов, учитывая быстро растущую арифметическую прогрессию детской «никомуненужности», вопрос превращается в вопрос национальной безопасности. Ведь не локальная же это проблема. А пока, по крайней мере, надо в каждом селе создать «теплые дома», по образцу клуба «Облик», куда обделенный судьбой ребенок может прийти поесть, согреться, переночевать, если родители находятся в пьяном угаре...

Новоселицкий район

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ