Александр Рапопорт

Александр Рапопорт

С малых лет грезил сценой, – рассказал Александр. – Занимался в театральном кружке, пел и танцевал на школьных вечерах... Однако родители (они оба – врачи) настаивали на медицинском образовании. В Ленинграде поступить в мединститут было весьма проблематично, вот почему поехал на Урал, в славный город Пермь. Вузовский профессор, читавший лекции по психиатрии, по природе своей оказался прирожденным артистом – в своем деле, конечно. И благодаря ему я вдруг понял, что именно психиатрия со временем станет для меня мостиком в мир творчества. Поработал невропатологом в городе Березники, обзавелся там семьей, даже получил жилье! И все же спустя несколько лет переехал в столицу. Устроился на работу в известную психиатрическую больницу им. Кащенко.

Кто не знает, скажу, что в те годы многих так называемых диссидентов принуждали к лечению именно в этом лечебном учреждении. Александр противился недостойным методам, выступал против насилия и в конце концов сам оказался его жертвой – его осудили на четыре года. Освободившись, уехал в Штаты вместе с семьей – в ту перестроечную пору многие покидали страну. В Нью-Йорке пришлось зарабатывать «традиционным» для эмигранта ремеслом – частным извозом, жена ухаживала за престарелыми. А когда окончил курсы психотерапии и получил уже американский диплом, начал работать в клинике, затем открыл свой врачебный кабинет. Появились клиенты, а с ними и финансы.

Но в душе Александр все годы оставался актером. Так, может быть, стоило найти себя в кино и театре на Родине, а не уезжать за «бугор»?

– Был страшно зол на власть и не желал жить в Союзе, – сегодня Рапопорт вспоминает об этом с легкой улыбкой. – Короче, когда финансово окреп, стал брать уроки актерского мастерства в школе легендарного Ли Страсберга, где учились многие известные звезды Голливуда и среди них Мэрилин Монро. Посещал мастер-класс знаменитого «мафиози» – Аль Пачино.

В Америке Александр немного выступал на театральной сцене, пробовал пробиться в Голливуд, но понял, что без связей и знакомств путь туда заказан. В лучшем случае будешь на подхвате. Вкусив сладко-горький плод творчества, решил: надо возвращаться. В Москву приехал в 2004 году, предложил свои услуги актерскому агентству и вскоре дебютировал в фильме «Моя Пречистенка». Ну а потом пошло-поехало: эра телесериалов значительно повысила спрос на актеров. В эти же годы Рапопорт стал вести передачи на радиостанции «Серебряный дождь», выпустил три диска своих песен, снял несколько видеоклипов.

Наиболее значимыми для себя он называет роли в фильмах «Адмиралъ», «Срочно в номер!», «Есенин», «Адвокат», «Клиника».

– Вообще же положа руку на сердце все работы одинаково близки и дороги, даже если я ничего в них не произношу! Например, у режиссера Юрия Грымова снялся в телефильме «Казус Кукоцкого» в бессловесной роли, и тем не менее это моя одна из любимых работ! Почему? Видите ли, там, где текста мало, можно поиграть, как говорят старые актеры, «нутрянкой» – жестами, мимикой, взглядом...

Со мной многие согласятся: Рапопорт изрядно примелькался на телеэкране, став одним из самых модных сериальных артистов. Нередко прохожие узнают его на улицах, особенно заметно это стало после телесериалов «Зона» и «Офицеры».

– Наверное, пришло какое-то актерское везение, – размышляет Александр. – Герои мои на виду, играю чаще всего иностранцев, этаких злодеев и негодяев, они, по-моему, лучше запоминаются зрителем. Хотя сам-то я по натуре совсем другой. Просто родители подарили мне, скажем так, фактурное лицо... И вот теперь меня встречают в разных странах и говорят: «Ой, а мы вас знаем, вы играли такого-то нехорошего человека». Этот пресловутый имидж нехорошего человека, к сожалению, вовсю используют разные режиссеры, и это не всегда хорошо...

Режиссер должен быть в какой-то степени психологом, убежден Александр. Тут в его пользу говорит личный многолетний опыт занятий психотерапией межличностных отношений. У врачей даже термин такой есть – «режиссерская постановка симптома», когда психотерапевт, рассматривая себя как режиссера-постановщика некоей ситуации, а пациента – как актера-исполнителя. Врач ставит перед ним определенные задачи, и пациент, словно актер, используя свои навыки, пытается, будучи по жизни, к примеру, неудачником, сыграть удачливого человека. Ощущая себя несчастливым, сыграть счастливца! И таким образом поучиться быть везучим, счастливым... И в кино эти процессы идут по такой именно схеме. Так что нередко съемки бывают в чем-то сродни психоанализу. Александру это помогает и в кино, и в лечебной практике.

Иногда у него интересуются, кто он: врач, актер, певец, радиоведущий? В этом случае Александр всегда вспоминает эпизод знаменитого сериала «Семнадцать мгновений весны», где Мюллера спрашивают, кто он – господин или товарищ, и шеф гестапо отвечает: «Зовите меня просто Мюллером».

– Так и я говорю: зовите меня просто Александром Рапопортом!

Не надоедает ли артисту сниматься в коммерческом кино, во всех этих драках, погонях, убийствах, коими так грешат отечественные сериалы? Может быть, хочется сыграть что-нибудь для души?

– Очень хочется! – горячо реагирует Александр. – Да вот только пока негде. Нет достойных сценариев. Все ориентируются и преклоняются перед его величеством «рейтингом». В недавнем четырехсерийном телефильме «Я – телохранитель» сыграл одну из главных ролей – директора охранного агентства. Картина опять же явно с коммерческим душком, на первом месте интересы заказчика, а не зрителей. Когда подписывал договор на съемки о продолжении фильма, речь зашла о гонораре, и режиссер сказал: если не соглашусь на прежний, то меня ликвидируют: в следующей части картины моего киногероя просто убьют в очередной потасовке. Вот такое сегодня кино и такие в нем нравы!

Между тем всякий профессиональный артист мечтает играть хороших людей, показывать на экране добропорядочность, честность, высокие душевные качества человека. Не так давно по ТВ прошел фильм «Клиника» Рудольфа Фрунтова, где Рапопорт предстает в облике положительного героя – на сей раз режиссер разглядел-таки в нем доброго доктора. Но Александр также ничуть не боится сыграть, например, лоха или рогоносца – каждый из них тоже характер... Словом, хочется быть разным. Нормальное актерское желание.

Ну а когда же мы, зрители, увидим новое настоящее кино, без опостылевших ужасов, потоков крови и грубого насилия?

– Вопрос не простой, – полагает Александр. – Давайте признаемся: нынешняя тенденция кинематографа и телевидения отражать те стороны жизни, которые не всегда, скажем так, симпатичны, появилась не на пустом месте. Ну чего греха таить, людей интересуют изнанка жизни, тайные пороки и страсти... Вот на такую «потребу» и делаются многие фильмы. С другой стороны, мне кажется, кино уже исчерпало «запас» негативного. Показав все ранее запретное, оно опять возвращается к Человеку, выходит на дорогу светлых и чистых образов.

«Нехороший» Человек / Газета «Ставропольская правда» / 28 ноября 2008 г.