Виктор Буркалин

Виктор Буркалин

© Фото: Надежда БАБЕНКО

Последние одиннадцать лет возглавляет ее В. Буркалин. Виктор Николаевич рассказывает, что только в последние год-два он и его коллеги наконец-то почувствовали себя единой силой, сумевшей доказать свою состоятельность. Раньше работа заключалась преимущественно в том, чтобы два-три раза в год провести нечто вроде благотворительного обеда. Общество, в котором когда-то насчитывалось около полутора тысяч человек, постепенно самораспустилось – вслед за ликвидацией магазинов для инвалидов и исчезновением других льгот.

На первых порах своего председательствования В. Буркалин регулярно обивал пороги местной власти, куда он ходил просить 200 гектаров земли. Ему, дипломированному ветеринару, будущее виделось в совместной работе с каким-нибудь толковым фермером, который часть рабочих мест предоставил бы инвалидам. Идея нравилась всем, власть имущие хвалили ее автора за энтузиазм и уговаривали подождать сначала до весны, потом до осени, потом опять до весны… Мысли о коммуне пришлось оставить. Но пропадать поодиночке светлоградские инвалиды не собирались. Сообща боролись то со связистами за льготы, то выбивали бесплатный проезд, собирали средства кому-нибудь на дорогостоящую операцию.

А настоящие качественные перемены к лучшему произошли, когда петровский председатель взял да и подал заявку на участие в открытом конкурсе Национального благотворительного фонда, который проводился по прямому распоряжению президента России. Приятной неожиданностью для него стала победа в этом конкурсе. Выигранный грант в размере 250 тысяч рублей тратится теперь строго по назначению – на реализацию конкурсного проекта «Петровский прорыв». Основная его идея – повышение эффективности работы общественной организации в области интеграции людей с ограниченными возможностями. Проще говоря, инвалидам не следует оплакивать свою несостоятельность, а, вооружившись знаниями, активнее внедряться в жизнь. В этом им помогает свой юрист. У общества теперь есть и средства для оплаты за коммунальные услуги, появились компьютеры, современная оргтехника. Но самое главное – создан информационно-консультационный центр, призванный ликвидировать правовую безграмотность.

За короткий срок в Светлограде прошло уже три дискуссионных круглых стола, и участвовали в них не только представители местных заинтересованных ведомств, но также гости из других районов и из Ставрополя. Темы поднимались самые животрепещущие: о создании безбарьерной среды для инвалидов, обеспечении техническими средствами реабилитации, а на днях обсудили вопросы реализации индивидуальной программы реабилитации (ИПР). Программа эта разрабатывается для каждого человека, признанного инвалидом.

Что там лукавить: чуть ли не половине инвалидов можно восстановить нормальный социальный статус гражданина – если серьезно и осознанно заниматься реабилитацией. Другое дело – мало кто хочет что-то менять в своей жизни: для некоторых маленькая, но гарантированная пенсия милей поиска новых источников существования. Да и работодатели без особого восторга принимают на работу людей с ограниченными возможностями.

– Программа реабилитации рассчитана не на устранение болезни, а на расширение возможностей инвалидов, – говорит руководитель ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ставропольскому краю» Виталий Фириченков, специально приехавший на светлоградский круглый стол. – Если у человека нет ноги, новая не вырастет, этого медики пока не научились делать, но можно подобрать подходящий протез, и человек наверняка избавится от каких-то комплексов, можно по желанию найти ему работу – это и есть реабилитация.

Ян Гурциев, к примеру, именно благодаря записи в ИПР получил импортную инвалидную коляску стоимостью 100 тысяч рублей. Конечно, выбить ее стоило немалых усилий – его мама Елена Ивановна потратила на это три года. Трудно, досадно, но результат все же есть!

В соответствии с Федеральным законом «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» органы местного самоуправления обязаны исполнять рекомендации ИПР (индивидуальной реабилитационной программы), должны создавать условия инвалидам (включая «колясочников») для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры. Вместе с тем ни этот закон, ни какой-либо другой нормативно-правовой акт не возлагают на органы местного самоуправления обязанности по адаптации жилья к нуждам инвалидов. Но даже если чиновники все-таки найдут способ помочь инвалиду, это еще не означает, что вопрос будет беспрепятственно решен.

Много говорили участники встречи в Светлограде о том, как трудно человеку с ограниченными возможностями найти работу – закон о квотировании рабочих мест не действует, и, похоже, толку от него не будет никогда. Малый бизнес практически не участвует в трудоустройстве инвалидов. До обидного скуден список вакансий, которые могут занять инвалиды. Хотя во многих странах мира в этой ситуации ориентируются не на профессию, а на операцию, которую мог бы выполнять инвалид. К примеру, кто-то может гладить полотенца или салфетки для ресторана или гостиницы, а другой человек может их складывать – ну и пусть каждый получает за выполненный труд. Кому-то по силам ксерокопировать документы или заниматься народными ремеслами – ведь даже сувениры за нас уже делают вездесущие китайцы!

Не только на зарубежный опыт ссылаются нынче люди, стремящиеся обеспечить нормальную жизнь инвалидам. У многих на слуху сейчас опыт Воронежской области, где успешно трудоустраивают инвалидов. Для этого местные власти решили экономически заинтересовать руководителей предприятий в создании рабочих мест: внесли изменения в региональный закон и определили финансирование целевых программ. Средства, затраченные на создание рабочих мест для лиц с ограниченными возможностями, принесут экономический эффект года через три. Но уже сейчас десятки людей, получивших работу, обеспечивают себя материально и ведут нормальную трудовую жизнь.

Ставропольские инвалиды, конечно же, тоже мечтают о внедрении в крае воронежского опыта. Впрочем, есть у нас и свои радости: в краевом центре недавно появились первые автобусы с пандусами.

– Конечно же, необходимо заинтересовать бизнесменов в создании рабочих мест для инвалидов, – рассуждает Виктор Буркалин, – когда есть альтернатива – либо маленькая пенсия, либо приличная зарплата, то выбор очевиден. А пока такого выбора нет, рассуждения об интеграции инвалидов – чистой воды  демагогия…

Надежда БАБЕНКО

Петровский прорыв / Газета «Ставропольская правда» / 11 ноября 2008 г.