Скачки, лошади

На этой кляче восседал старикашка лет семидесяти. И знаете, куда он приехал? На скачки, которые проводились под эгидой первого секретаря райкома, где главным призом были золотые часы. Вот этим призом он в первую очередь и поинтересовался:

– Часы, говорите? – дед покрутил седой головой. – Как раз кстати: моя «Победа» месяц назад остановилась…

Эти слова зрители встретили хохотом. И проводили дедка к членам жюри, убедили, что хотя регистрация и окончена, но «для смеха» чабана надо поставить в общий строй…

Убедившись, что фортуна дает ему какой-то шанс, старый казак снял с потертого, но вполне добротного седла поношенный плащ, туго затянул подпруги, что-то шепнул на ухо своей «монголке».

Вы не поверите: коняка как-то сразу преобразилась – и живот подтянула, и с губами все нормально стало, и стать какая-то особая появилась. Пропела труба. Дед легко, не касаясь стремени, оказался в седле. А потом началось нечто невообразимое: после старта «монголка» начала легко нагонять признанных фаворитов, цена которых зашкаливала (еще по тем временам) за многие тысячи долларов. И пришла первой, на пару корпусов обогнав породистого арабского скакуна.

Зрители ревели от восторга, приветствовали победителя стоя. А дедок был невозмутим: получил из рук «первого» золотые часы, грациозно склонил голову: мол, честь имею. И неторопливо удалился. На той же темной лошадке…

Да, чуть не забыл: на финише большинство лошадей были взмылены так, что пена струилась, словно из пожарных шлангов. А у «монголки» шерсть только чуть-чуть потемнела.

Не верите? Спросите у старожилов Изобильненского района. Они подтвердят.

Алексей ЛАЗАРЕВ