Хорошая новость для любителей распускать руки! Отныне, не боясь ответственности перед законом, любой, у кого чешутся кулаки, может «начистить пятак» своему оппоненту. Правда, надо соблюсти одно условие – не оставлять следов на теле избитого. Заинтригованы? Тогда объясню в чем суть. Суд

Тележка раздора

В редакцию «СП» обратился 64-летний житель одного из сел Алексей Борисенко. И вот какую занятную историю он рассказал. В мае этого года он вознамерился вывезти со своего двора мусор. Договорился с местным трактористом, тот подъехал ко двору пенсионера и начал подцеплять к своему «железному коню» Борисенковскую тележку с мусором.

– Весь сыр-бор разгорелся из-за того, что я, мол, так поставил трактор с тележкой, что перегородил подъезд к «владению» соседа Борисенко Юрия Горбыленко, – рассказывает тракторист Федор Стулкин. – Юрий, который подъехал на своей машине к дому, возмутился, что тележка с мусором стоит «плохо», задела его газон. Он спросил, чей трактор, и едва я успел ответить, что мой, получил такой удар, от которого свалился на землю. Тут со двора выбежал Алексей Михалыч, ну и Юрий стал его колотить.

– Я на минутку отлучился во двор, – рассказывает Алексей Борисенко, а когда вышел, то увидел, что мой сосед, молодой здоровый парень, избивает тракториста. Я подбежал, дескать, в чем дело? И тогда Горбыленко переключился на меня: раз 10-12 ударил, потом стал душить. И меня, и всю мою родню крыл почем зря. Во время этой заварушки мимо на машине ехал сотрудник милиции. Остановился, вышел, посмотрел — интересно же, драка! Я к нему — мол, так и так, уйми драчуна. Но страж порядка как ни в чем не бывало сел в авто и укатил.

Сатисфакция

За защитой пенсионер обратился в прокуратуру района и в местный ОВД. Жаловался и на обидчика Юрия, и на безучастность стража порядка. По поводу нанесенных соседом побоев Борисенко получил рекомендацию обратиться с частным обвинением к мировому судье. Вопросом же о принятии решения об уголовном преследовании стража порядка занялся межрайонный следственный отдел Следственного комитета.

– Я обратился в мировой суд с заявлением о привлечении моего драчливого соседа к уголовной ответственности за нанесение побоев из хулиганских побуждений и за оскорбление, – говорит Борисенко. – И потребовал взыскать с него 50 000 рублей в качестве компенсации за моральный ущерб.

В судебном заседании и пенсионер, и тракторист дали показания о том, что Горбыленко их бил. Их обидчик категорически отрицал факт рукоприкладства. Скандал, да, был, а вот до рук дело не доходило.

– У нас с Борисенко давно сложились неприязненные отношения, – рассказал по телефону корреспонденту «СП» Юрий. – Не уживаемся мы как соседи — он известный склочник, вечно с кем-то судится. И в тот раз – ну поорали друг на друга, поматюгались и разошлись. И не ударил я его ни разу, и душить не пытался. Просто схватил за воротник и оттаскивал в сторону.

Приглашенный же в суд в качестве свидетеля милиционер тоже поведал, что никакой драки не было и за помощью к нему Борисенко не обращался.

– Не мог он не видеть ничего, не слепой же, – горячится тракторист Федор. – Может, «ослепнуть» ему помог факт, что драчун – немаленький начальник в районе.

Но да Бог с ней, «незрячестью» правоохранителя. Ведь были в этом деле и другие свидетели. Вот какие показания дала на суде жительница села Клавдия Кумынина. Она проходила по улице, когда увидела Борисенко и его соседа. По их позам поняла, что может возникнуть драка. Решив вмешаться, сделала замечание молодому (т.е. Юрию), так как ей показалось, что он сейчас ударит старика. И правда – тот ударил Борисенко в голову. От удара пожилой мужчина покачнулся и оперся о колесо трактора. Эти показания, хочется подчеркнуть, в судебных заседаниях опровергнуты не были.

Нужен синяк

Казалось бы, доказательство о том, что «до рук» дело все же дошло, есть. Мировой судья, однако, ничего противозаконного в действиях Горбыленко не усмотрел. Дескать, поскольку действия подсудимого были спровоцированы (хотя факты, в чем же заключалась эта пресловутая провокация, судья не привел. — Ю. Ф.) самим обвинителем, то квалифицировать их как побои, нанесенные из хулиганских побуждений, нельзя. То есть часть вторая ст. 116 исключается. Нельзя также переквалифицировать действия Горбыленко и на ч. 1 ст. 116 УК РФ, то есть на просто побои, поскольку, цитирую: «в судебном заседании не нашло своего подтверждения, что Борисенко А. М. были нанесены побои или в отношении него были совершены насильственные действия, причинившие физическую боль». Дескать, синяков и шишек, зафиксированных судмедэкспертизой, у пенсионера не было, за медпомощью он не обращался, сиречь никакого криминала нет. А как тогда быть с комментарием к Уголовному кодексу, который трактует 116 статью буквально так: «Побои представляют собой специфический способ совершения преступления против телесной неприкосновенности человека. Суть их заключается в нанесении многократных ударов или иных насильственных действий, не влекущих расстройство здоровья или утрату трудоспособности»? И коли на теле пострадавшего нет видимых следов, то судебно-следственные органы должны устанавливать не факт степени тяжести причинения вреда здоровью, а факт посягательства на телесную неприкосновенность. Но судья проигнорировал показания потерпевшего и свидетелей о том, что Горбыленко бил пенсионера, твердо удерживаясь на позиции, что «вреда здоровью нет». А на нет и суда нет.

А что же милиционер, который, как жаловался Борисенко, безучастно взирал на драку и не предпринял никаких попыток пресечь противоправные действия? Как выяснилось, в тот момент страж порядка находился «не при исполнении». А коль так, то и к уголовной ответственности привлечен быть не может. Но, как сообщил прокурор района, за такую «вялую» морально-гражданскую позицию офицер был привлечен к дисциплинарной ответственности и наказан рублем в виде лишения премии.

И тут возникает вопрос: коль милиционера наказали, то значит драка все же была? И как в таком случае быть с судебными выводами, что рукоприкладство не совершалось? Ведь, если брать за основу приговор Юрию, теперь самому стражу порядка впору обжаловать действия своего начальства.

У пенсионера же Борисенко, фигурально выражаясь, руки опустились.

– Я понял, что права поговорка «С богатым не борись, с сильным не судись», – вздыхает он. – И этот процесс — лучшее тому доказательство. Простому человеку правды и справедливости не добиться. Обжаловать приговор я не буду — пустая трата денег, времени и нервов.

(Фамилии героев публикации по этическим мотивам изменены).

Юлия ФИЛЬ