«Не так давно прочитали в вашей газете интервью с главой администрации Шпаковского района Александром Мизиным под заголовком «Проблем больше, чем достижений». Там была фраза: мол, в некоторых хозяйствах на пай арендная плата составляет всего триста килограммов зерна. Ба, да это же о нас: за пятнадцать лет, в течение которых нашу землю использует колхоз «Новомарьевский», возглавляемый Алексеем Шкориной, впервые бесплатно выдали по триста килограммов на пай. А раньше было – сотня килограммов отрубей. А чаще – вообще ничего… Корреспондент Алексей Лазарев на встрече с читателями

Но это все, так сказать, преамбула. А дело в том, что мы (несколько пайщиков), не согласившись продать землю А. Шкорине (он скупал ее по шесть тысяч рублей за пай), решили выделиться и организовать собственное дело. Если коротко: в долине речки Вербовки построить пруд, посадить сад и виноградник, организовать небольшое огородное хозяйство. Это не наша придумка: деды и прадеды из станицы Новомарьевской возделывали эту плодородную землю и получали весьма неплохие урожаи.

Вот и попытались мы арендовать (в счет своих земельных паев) равноценные участки в пойме речки Вербовки. Колхоз – не в проигрыше (пашня и сенокосы оставались в его ведении). Но… получили отказ. Не мотивированный. И не в письменной форме. А. Шкорина объяснил все так: земля окончательно не размежевана, оформление не закончено. Занимается этим вопросом зам по экономике И. Бубырь. Кстати, уже пятнадцать лет занимается… Сколько же нам еще ждать? Кабала, да и только…

Вот такие дела. Одна надежда на обновленную краевую власть. Может, минсельхоз Ставрополья нам посодействует?

Валерий КЛИМЕНОВ. Алексей НОГА. Станица Новомарьевская, Шпаковского района».

Я встретился со всеми героями письма: авторами, председателем колхоза и его заместителем по экономическим вопросам. Но, прежде чем приводить их аргументы, стоит, на мой взгляд, сделать…

Экскурс в прошлое

В минувшем году (14.03.07) в «Ставропольской правде» был помещен материал «В итоге почти нули» об отчетно-выборном собрании упомянутого в письме СПК «Новомарьевский». Речь в публикации шла вот о чем.

Выступая на собрании, руководитель хозяйства Алексей Шкорина отметил, что прибыль за 2006 год составила немногим более ста сорока тысяч рублей. Если разделить эту цифру на двести работников хозяйства да приплюсовать к ним пенсионеров – владельцев земельных паев, получались копейки. Средняя зарплата работников (в том числе и руководящего звена) составляла чуть больше двух тысяч рублей – едва хватало за газ, воду и электричество заплатить. С того, что «натурой» выдают владельцам земельных паев, тоже не разгуляешься: бесплатно – только двести килограммов отрубей или фуражного зерна. Все остальное, включая муку для выпечки хлеба, – практически по рыночным ценам. За сено (в каждом пае имеются сенокосы) ломят такие цены, что коров на личных подворьях станицы почти не осталось.

– Я отработал в колхозе почти полвека, – говорил на тогдашнем собрании пенсионер Михаил Радченко, – на быках пахал, но и тогда больше получали. Тем, что мне сегодня бесплатно дают за аренду земельного пая, даже домашних кур не прокормить…

Как ни странно, Радченко остался на том собрании в одиночестве. Уполномоченных привлекли обещания председателя: мол, жить будем лучше и веселей. А. Шкорину вновь выбрали руководителем хозяйства.

Латание дыр

Год 2007-й выдался засушливым и неурожайным. Дебет с кредитом опять не сходился. И председатель принял решение продать три корпуса построенного лет сорок назад овцекомплекса. Практически единолично. Без согласования с владельцами имущественных и земельных паев. Получили восемьсот с лишним тысяч рублей. Расплатились за лизинговые закупки и по кредитам. Думали, теперь-то хозяйство пойдет в гору. Но ошиблись: хотя в 2008-м средний урожай составил 32 центнера с гектара (зерновых и зернобобовых), колхоз по-прежнему в долгах как в шелках. А арендная плата за земельные паи, как справедливо указывают авторы письма, всего триста килограммов. Средняя заработная плата – не более 2,5 тысячи рублей.

Вот и пришла председателю А. Шкорине мысль пополнить казну колхоза за счет продажи очередной порции имущественных паев. Объект – все тот же овцекомплекс, расположенный на девяти гектарах земли неподалеку от станицы. С электросетями, водопроводом, асфальтовой (хоть и не лучшего качества) дорогой.

Был я на этих торгах, где владельцев имущественных паев представляли десятка полтора стариков и старушек. Преинтереснейшее, надо сказать, было зрелище: покупатель, представляющий одну из ставропольских фирм (с хозяевами в Москве), предложил пять миллионов рублей. И давил на то, что, не являясь еще собственником строений и земли под ними, уже оказал определенную помощь станице: медпункту, церкви, школе. Речь шла о десятках, ну, может, сотнях тысяч рублей. А на кону-то стояли цифры с шестью нулями.

Сошлись на пяти миллионах рублей. Правда, наиболее горластые станичницы выторговали вдобавок косметический ремонт местного ДК. На том и порешили. А куда было деваться? Оказалось, А. Шкорина уже взял у предпринимателя два с лишним миллиона рублей предоплаты. Их пришлось бы возвращать. С процентами. Так куда же деваться? Собрание – чисто для проформы…

Кстати, глава станицы Новомарьевской Юрий Качанов, по его словам, предостерегал председателя от опрометчивого шага: мол, надо сначала обсудить этот вопрос в бригадах, на других производственных участках, на общем собрании пайщиков… Тщетно.

На этих торгах я спросил председателя: дескать, Алексей Иванович, а почему не пригласили специалистов для реальной оценки объекта, не объявили тендер на продажу пресловутого овцекомплекса?

– Знаете, это так долго, а деньги нужны сейчас, позарез…

Мол, полученные средства залатают прорехи, образовавшиеся в хозяйстве, позволят ему продержаться хотя бы еще один год…

Хозяйство для людей или люди для хозяйства?

Похоже, по мнению А. Шкорины, люди работают для того, чтобы хозяйство продержалось на плаву еще год-два. Будущее видится в тумане: а вдруг правительство страны обратит все-таки внимание на развитие АПК, обеспечит приличные дотации. Или же климат станет субтропическим (шучу), когда можно будет снимать по два урожая в год.

Но чудес не бывает: растут цены на ГСМ, удобрения, сельхозтехнику, а старым кадрам не хватает изворотливости, чтобы парировать эти вызовы современности. Так почему бы не дать возможности владельцам земельных паев самим определять свою судьбу? Почему не дать им шанс завести собственное (пусть на нескольких гектарах) дело и попробовать вместо трехсот «бесплатных» килограммов получить вначале пару десятков тысяч рублей на продаже выращенных собственными руками (на собственной земле) овощей и фруктов?

Аргументы «против»

А. Шкорина, прочитав письмо заявителей, откровенно возмутился: мол, один из них – Алексей Нога – бывший учитель и к сельскому хозяйству никакого отношения не имеет, второй – Валерий Клименов – с собственным огородом не в силах справиться, а туда же… Словом, председатель готов стоять насмерть и, по его словам, не допустит разбазаривания плодородных земель.

Хотя просят авторы письма земли не самые лучшие: долина речки Вербовки не обрабатывается уже несколько десятков лет. Пойма заросла терновником. Чтобы раскорчевать участок даже в несколько гектаров, потребуется немало денег и усилий.

– Пусть работают, – вроде бы соглашается экономист колхоза Иван Бубырь, – но пусть платят хозяйству по десять тысяч в год за каждый арендованный гектар как организация, занимающая сейчас верхнюю часть Вербной балки.

Вот так номер: упомянутая организация сельхозпроизводством не занимается, у нее бизнес, связанный с отдыхом. И занимаются этим бизнесом люди не местные. Это, во-первых. А, во-вторых, если следовать такой логике, то колхоз всем владельцам земельных паев (включая Клименова и Ногу) должен платить не триста килограммов зерна сомнительного качества, а по десять тысяч рублей за арендованный гектар. Давайте посчитаем: у каждого владельца по пять га пахотной земли. Владельцев паев около восьмисот. После таких выплат колхоз завтра же по миру пойдет.

Контр-аргументы

Их немного: оба автора письма ссылаются на то, что они местные жители. Уезжать никуда не собираются. Земельные паи считают основой для развития собственного бизнеса. И уж ни в коем случае не собираются их продавать. Землю, практически уже размежеванную (и обрабатываемую), они намерены оставить в колхозе, не требуя за нее никакой арендной платы. Взамен просят двадцать гектаров залежей, заросших терновником и боярышником. Но согласия на это нет.

Вместо послесловия

А на минсельхоз края авторы письма, пожалуй, уповали не зря: глава этого ведомства Александр Манаков упорно добивается в ГДСК, чтобы депутаты приняли изменения к закону, ограничивающему долю натурально выделяемых земельных участков. Сейчас она составляет 300 гектаров. И в краевом парламенте пока побеждает идея о ее сохранении. Мотивация проста: мол, иначе собственники земельных паев из хозяйств разбегутся.

Это смотря из каких хозяйств.

Шпаковский район.

Алексей ЛАЗАРЕВ